Интервью с оператором Евгением Козловым

Так получилось, что ты первый из тех, у кого я брал интервью, имеешь профессиональное образование. А именно, закончил ВГИК. Расскажи, почему ты решил поступать на операторский факультет, насколько это было осознанное решение? Что предшествовало твоему выбору?
Решение поступать на операторский возникло спонтанно.
Кино я любил с детства, раньше же снимали домашние фильмы на киноплёнку, все было доступно и распространено. Хорошо помню момент, когда дедушка натягивал простынь, ставил небольшой проектор, и мы смотрели детство моего отца, снятое на 8мм ч/б плёнку. Шум проектора, приглушенная атмосфера, луч света, запахи материалов — все это погружало в совершенно иное пространство.
Но занимался я с детства математикой. Учился в физмат лицее в Зеленограде, поступил в Московский Институт Электронной Техники. Мой друг, Дима Шер, делал фотовыставку в МИЭТе, я решил поучаствовать, хотя фотографировал тогда очень мало, в основном в путешествиях. Начал помогать с организацией, и мне дико понравился этот процесс. Много людей принесли фотографии, мы делали отбор: обсуждали кадры, спорили о композиции, свете, цвете. Это увлекло, начал фотографировать больше, стали вместе смотреть фильмы, клипы, обсуждать их, мне нравилось рассказывать историю через изображение. Где-то по телевизору услышал про ВГИК, и тут же появилась мечта — поступить на операторский.
Началось самое насыщенное время, я не уверен, что вообще спал в тот год. До обеда я продолжал учиться в своём институте, после обеда — на электричке во ВГИК на подготовительные курсы. Кстати, электрички очень помогли в поступлении: около половины фотографий на творческий конкурс были сделаны по пути во ВГИК — днём, ночью, в подземном переходе, в тамбуре, у окна в вагоне, на перроне — люди и фактуры потрясающие.
После курсов не хотелось ехать домой. Помню, иногда оставались смотреть фильмы, общались со студентами, проявляли пленки и печатали фотографии.
За несколько месяцев до вступительных экзаменов я попал к Игорю Донатовичу Беку, он занимается фотографией с абитуриентами. Судьба моя была решена. Пройти школу Игоря Донатовича — это как пройти армию: ты или умираешь, или поступаешь. Я поступил.

Расскажи о самом обучении во ВГИКе. Что оказало на тебя самое сильное влияние? Большое ли значение имеет мастерская, или принципы обучения у всех одни и те же?
Самое большое влияние оказала, конечно, мастерская. Удивительный дар нашего мастера (Михаил Леонидович Агранович) подбирать вокруг себя хороших людей. В процессе обучения мы смотрели много фильмов, обсуждали классику и современные фильмы. К нам на мастер-классы приходили лучшие современные операторы: Кристофер Дойл, Роман Васьянов, Михаил Кричман, Максим Осадчий.
Каждая встреча вдохновляла и обогащала всех нас. Наша мастерская довольно свободная, у нас ценится индивидуальность и свобода мысли. Наши этюды киноосвещения совершенно разные стилистически: кто-то делал голливудский экшен, кто-то азиатское авторское кино, у кого-то получалась классика в лучших традициях отечественной школы. Мы старались не повторяться, и каждый экспериментировал с языком, с формой, с содержанием. Учились у мастеров и друг у друга.

Часто можно услышать, что кинообразование в России уже не то, что это пустая трата времени и денег. Действительно ли это так? Есть ли возможность получить все знания самостоятельно?
Когда я поступал во ВГИК в 2007 году, единственный формат, на котором снимались фильмы, была кинопленка. Получить опыт работы с пленкой можно было только в киношколе или работая на площадке. Нам очень повезло, Михаил Леонидович брал нас к себе на съемки фильмов и рекламы в качестве камераменов, фокус-пуллеров, операторов видеоконтроля, осветителей и дольщиков. Это прекрасный и бесценный опыт!
Во ВГИКе преподают лучшие мастера своего дела, такие фундаментальные знания можно получить только в киношколе. Здесь выращивается вкус, вырабатывается собственный почерк. Для этого на первых двух курсах мы занимаемся фотографией, изучаем композицию и свет. На 2, 3, 4 курсе снимаем по этюду киноосвещения: съемка в павильоне на чб, на цвет, и съемка в интерьере. Работаем с актерами, с операторской группой: ассистентами, осветителями, дольщиками. Понимаем, что кино — это большой механизм, и важно научиться управлять им. Снимаем короткометражные фильмы с режиссерами. Это замечательная платформа для экспериментов, здесь можно дать волю фантазии! Все, чему мы научились на киноосвещениях и в короткометражках, до сих пор прослеживается в наших работах :)
Например, в своей первой короткометражке «Расставания» (реж. Константин Колесов), состоящий из 3 новелл, мы придумали для каждой истории собственное стилистическое решение.
Первая самая экспрессивная: мы использовали бодимаунт, резкий монтаж, яркие цвета. Кстати, для бодимаунта, мы решили взять более легкую цифровую камеру (Canon с переходником P+S Technik Mini35 и кинооптикой UltraPrime), а смонтированный материал с помощью ArriLaser перенесли на кинопленку.
Во второй короткометражке классический стиль повествования, камера в основном на тележке, цвета более спокойные, только эпизод драки снимался с рук, камера Arri 235.
Третью новеллу решили делать максимально монотонной, как диалог между героями, для этого мы трижды использовали одно и то же движение.
В следующей работе с Костей (к/м «Аниматор») действие фильма происходило в течение одного дня (кроме первой сцены сна, которая снималась в павильоне. Кстати, в этой работе к нам присоединилась потрясающий художник Маша Пасичник), и мы старались снять все на одном дыхание, чтобы сцены плавно перетекали одна в другую. Лучше всего это получилось в сцене, когда главный герой говорит с девушкой по телефону и сразу оказывается в спальне. Это придумал Костя.
Для финальной сцены в автомобиле требовалось сменить ритм и атмосферу, и мы придумали панораму 360° в автомобиле. Костя сначала не поверил в эту идею, было не очевидно, как ее реализовать технически, ведь мы снимали весь фильм на 35мм (камера Arri 235). Пришлось сразу отказать от моторизированных голов, они были слишком громоздкие. Если бы это был большой фильм, то, конечно, мы бы могли позволить себе подготовить машину к съемке, сняли бы крышу, но так как мы брали ее напрокат, должны были вернуть в целости и сохранности. Решение нашлось самое простое: я сидел на переднем пассажирском кресле и вращал камеру, стоящую на штативе, руками, режиссер сидел на заднем сидении рядом с актером и смотрел в плейбек. Мы ехали по обычной дороге в пробке и снимали наш маленький студенческий фильм.
За этот фильм нам, кстати, дали двух Дзиг Вертовых: «За лучшую работу продюсера» и «За лучшую работу кинооператора». А позже эту работу взяли в русский павильон в Каннах, и мы с режиссером поехали на главный мировой кинофестиваль.
Несмотря на то, что в 2012 году ВГИК уже закупил Arri Alexa, свой диплом («Опасность полного исчезновения», реж. Константин Колесов) я снимал на 35мм.
Возможность снимать на кинопленку — самый полезный опыт, который я получил в институте. Это дисциплинирует, организовывает всю площадку. Все относятся гораздо внимательнее к процессу. Мы с одногруппниками в шутку постоянно конвертировали метры пленки в «Сникерсы», обеды в столовой, проездные и т.д. (1м~1$).
Одна из самых больших авантюр за время обучения была поездка в Калининград с Вовой Беком. Он предложил мне снять короткометражку на Балтийской косе на 16мм… вчетвером. Вова, главный герой Петя Скворцов, художник-постановщик Нина Васенина и я. В то время Кодак давал 16мм камеру Arri SR2 студентам за 10$ в смену, я уложил все в походный рюкзак и мы поехали. Без ассистентов, механиков, осветителей, только наша маленькая группа, как маленькая семья.
Сейчас, на сколько я знаю, во ВГИКе преобладают цифровые технологии. Здесь ситуация немного сложнее, потому что осваивать все приходится на ходу. Но, учитывая доступность техники, различные мастер-классы и обмен опыта между студентами, я думаю, что при желании каждый может быть в курсе всех новинок. Техническая база ВГИКа одна из самых мощных среди киношкол страны и мира. Здесь есть кинокамеры, оптика, специальное операторское снаряжение: тележки, кран-стрелки, богатый набор осветительного оборудования, павильоны, в том числе хромакейный. Шикарная библиотека, кстати с подпиской на журнал American Cinematographer :)
Конечно, сейчас очень много информации есть в интернете. Особенно, если ты владеешь английским языком, то тебе открыты огромные просторы знаний. Роджер Дикинс выкладывает на своем форуме подробное описание каждого фильма, световые схемы, делится секретами мастерства. Эммануэль Любецки делает то же самое в инстаграмме. Есть множество подкастов, различных интервью, эссе по фильмам или творчеству режиссера/оператора. В нашей профессии нет момента, когда ты заканчиваешь учиться, это постоянный процесс. Киношкола закладывает отличный фундамент, сейчас стало возможно делать это самостоятельно. Во всем мире есть такие примеры самоучек: у нас это Михаил Кричман, за границей — Кристофер Дойл. И с каждым годом таких специалистов будет все больше.

Как складывалась твоя карьера после окончания ВГИКа?
Первый год после ВГИКа я работал в основном в рекламе и музыкальных клипах, снимал короткометражки.
Я люблю короткометражные фильмы, это особенная форма, она заставляет мыслить по другому. В короткометражке «Путешествие Федора по Москве XXI в» (реж. Аксинья Гог) Аксинья придумала собственный мир, сотканный из тонких деталей, немного абсурдный, местами комичный и романтизированный, но очень трогательный. Все это создавалось с помощью замечательного художника-постановщика Любы Ивановой и художника по костюмам Лены Казакевич. Нам очень повезло с актерами, главные роли сыграли прекрасные Маша Смольникова (поздравляю с «Золотой Маской»!) и Никита Смольянинов, фантастический дебют мальчика Тимофея Шубина (он теперь нарасхват).
Конечно, в поисках работы помогли знакомства, полученные за время обучения. Михаил Леонидович очень поддерживал нас, рекомендовал продюсерам. Через год предложили снять первый телефильм. Люблю совмещать большие и малые формы. Везде чему-то учишься, заимствуешь из одного в другое.

Возможно, вопрос банальный, но: как найти работу выпускнику операторского факультета?
В начале, когда ищешь работу, получается замкнутый круг. Чтобы найти работу, необходим шоурил. Чтобы собрать шоурил, надо работать. Поэтому первый свой шоурил я собирал в основном из короткометражных работ и небольшого числа рекламных роликов/музыкальных клипов. Не знаю, уж насколько он помог в поиске работы, но интересно было взглянуть на проделанный путь, оценить, что было сделано за время обучения во ВГИКе. В основном наша индустрия работает, как сарафанное радио: все советуют друг другу специалистов.
Относительно недавно появилась общая платформа, куда можно выкладывать свои работы — reelsource.ru. Это удобно, хорошее место, чтобы тебя заметили.

В данный момент ты отдаешь предпочтение рекламе или кино? Если ли разделение на проекты для заработка и для творчества?
Мне нравится и кино, и реклама. Очень интересно работать в разных жанрах, в разных частях света. Везде все по разному воспринимается, иногда замечаешь, что глаз замыливается, и бывает полезно сменить место или род деятельности. В выборе проекта для меня определяющую роль играет режиссер и сценарий. Разделения на проекты для заработка и для творчества нет, я стараюсь совмещать это. Естественно, понятно, что где-то больше ценится творчество и от тебя ждут предложений, где-то необходимо быстро и качественно работать. Я люблю то, что делаю, и стараюсь в каждой работе выкладываться максимально.

Примерно год назад ты снял рекламу Apple для Связного. Расскажи об этих съемках.
Рекламный ролик для Apple мне предложил режиссер Виталий Шепелев. Мы познакомились в фейсбуке, я вдохновлялся его работами — зарисовками о городах, и, конечно, было приятной неожиданностью, когда он написал, что хочет поработать со мной. Это очень круто, что сейчас все находится настолько близко — просто на расстоянии вытянутой руки. Ты можешь общаться и работать с кем хочешь, даже за пределами страны.
В этом ролике 2 основные части, которые были четко прописаны: сцена в квартире, где девушка находит ноутбук у парня, и сцена в “Связном”. Вся история знакомства и развития отношений придумывалась нами. Больше всего люблю проекты, в которых есть такая свобода. Какие-то сцены были прописаны сразу, что-то появилось на этапе обсуждения, что-то нашли на выборе объектов, что-то придумали импровизационно на площадке. Например, кадр под одеялом, где соприкасаются ресницы героев, Виталий придумал сразу, а сцену в душе мы сняли в последние 10 минут смены совершенно импровизационно.
У нас было 2 съемочных дня, в первый мы снимали в интерьерах и на натуре, во второй зашли в павильон. Огромная благодарность художественному департаменту во главе с Димой Онищенко, была проделана большая работа, построена великолепная и очень удобная декорация. И вообще мне кажется, все получили огромное удовольствие от работы на этом проекте.

Совсем недавно ты выложил ролик «Park Jun Lab» — это очень крутая вещь, и я бы сказал, она сильно отличается от тех работ, которые я у тебя видел. Расскажи пожалуйста о создании этого видео: чем ты вдохновлялся, где проходили съемки, какую технику использовали.
Проект “Park Jun Lab” отличался полной свободой творчества. Заказчик полностью доверял режиссеру (реж. Динар Гарипов). Изначально был согласован примерный сценарий ролика, а на съемках была только творческая группа (не было клиента/агентства, как это обычно бывает на съемках рекламных роликов), что полностью развязало нам руки. Мы были очень мобильны в идеях, в действии, в перемещениях. Съемки проводились в Казахстане, в городе Алмата, у нас было 2 дня освоения, 3 дня съемок. В первые 2 дня мы изучали город, фотографировали объекты, подбирали что, где и как можно снять. Чаще всего в таких работах есть некая база, которая придумывается на этапе подготовки сценария, но очень важно видеть и чувствовать место, быть свободным и открытым к возможностям, которые тебе даются здесь и сейчас.
Одновременно с освоением проводился кастинг, и команда стилистов во главе с Женей Шевчук создавала образы под придуманные сцены и найденные объекты. Нам очень повезло с кастингом, удалось найти интересные необычные лица, удивительные сочетания! 2 дня мы снимали на натуре, благодаря мобильной команде нам удалось снимать по 7–8 объектов в день. В Москве это было бы просто невозможно. В третий день у нас была 1 сцена на улице и павильонная часть.
Мы снимали на Alexa Mini с комплектом оптики Zeiss HighSpeed + 10мм UltraPrime + 100мм Master Macro. Все это вешалось на DJI Ronin, на мне был экзоскелет, который распределял нагрузку с рук на все тело. В целом, он действительно добавляет плавность движениям, особенно по вертикали, но ракурсные точки в движении брать очень сложно, поэтому иногда переходили на более классический Easy Rig.
Из света в основном использовали отражатели и флоппи на крупных планах. В сцене с дискоболом зажгли 5 кВ, чтобы появились лучи; вечером в качестве подсветки использовали лайтпанель. Это мой второй проект в Казахстане, и я очень благодарен местной команде, которая работала со мной: гаффер Саша Амунц, ассистенты Ваня Зайцев и Коля Работягов.
Кстати, цветокоррекцию обоих проектов делал Максим Миронов, за что ему низкий поклон.

При построении кадра, чему ты уделяешь первостепенное внимание: свету, композиции, цвету? Или чему-то другому?
В рекламе и клипах действительно больше внимание уделяется кадрам: композиции, свету, цвету; в кино привыкаешь мыслить шире: мизансценами, сценами, историей. Когда уделяешь много внимания свету, главное не потерять его естественное состояние. Все меняется: раньше стремился к более чистому изображению с красивым светом, теперь иногда стараюсь наоборот, делать более грязные композиции и меньше вмешиваться в естественный свет.
Чем больше работаешь, тем больше учишься думать обо всем сразу: об общем стилистическом решении картины, о художественном решении сцены, цветовом балансе кадров, о фонах, о движение, о монтажных переходах, о ритме сцен, о костюме, о гриме, в общем стараешься продумать все детали.

Вероятнее всего, на ВГИКе твое образование не закончилось. Как ты развиваешься сейчас?
Мне еще очень многому стоит учиться, это бесконечный процесс. Смотреть, читать, общаться с друзьями, с коллегами, анализировать, обсуждать, работать — и так всю жизнь. Восхищают люди, которые, работая всю жизнь в индустрии, продолжают учиться и относиться к каждой работе, как к чему-то новому. Сохранить страсть к любимому делу — это самое важное в профессии!

Кто тебя вдохновляет, за чьими работами следишь особенно?
Больше всего меня вдохновляет моя жена, она актриса и не дает мне соскучиться.
А вообще меня очень вдохновляет наша индустрия. У нас есть специалисты на любой вкус. Очень радует, что каждый год появляются новые ребята с интересными работами, с собственным почерком. Интересно наблюдать, как мы развиваемся, это очень вдохновляет!
В кино больше всего люблю Бенуа Деби (оператор Гаспара Ноэ «Необратимость», «Вход в пустоту», «Любовь») за его фантастические, смелые решения; Эммануэля Любецки за естественный свет и невероятные мизансцены; Роджера Дикинса за чистоту стиля и манеру повествования.

Над чем работаешь сейчас?
Сейчас работаю в основном в рекламе, если поступит предложение снять фильм, с удовольствием возьмусь :)

Практически у каждого человека есть или мечта, или цель, к которой он стремится. К чему стремишься ты, кем ты видишь себя в будущем?
Когда мы учились во ВГИКе, у нас была единственная мечта — снимать кино. Я сохранил ее. Хочу снимать кино, хочу делать это в России, в Европе, в Америке, в Азии, во всем мире :)

Учитывая свой опыт, что бы ты порекомендовал тем, кто планирует получить профессию оператора?
Любите то, что вы делаете, и все получится.

Источник: Журнал “24FPS”