Лариса Махоткина. О гидах и экскурсоводах

Экскурсовод, гид и директор собственного агентства, Москва, 1975–2013 г.

– Чем занималось ваше агентство?
– У меня была Destination Management Company (англ. «туроператоры по приему» — прим. сайта) — маленькое агентство, которое специализировалось на исследовательских исторических индивидуальных турах. Эта ниша будет набирать обороты в ближайшем будущем.
У нас в агентстве работали гиды, которые любили и знали город, не боялись необычных задач. К примеру, однажды к нам обратился музыкант из США, который хотел подержать в руках оригинальные ноты музыки, звучавшей во время коронации Николая II. Туроператор бы не стал возиться с таким клиентом, а мы с радостью взялись за это дело.

– Кто такой гид?
– Гид — это знаток города изнутри. Он должен знать все выставки, музеи, рестораны, концерты, театры, экономику, транспорт и т.д, то есть человек, способный стать гостю другом и проводником к культуре и быту своего города. Индивидуальный гид — это интересный и умный собеседник, который не станет на Красной площади навязывать клиенту скучную для него историческую информацию, когда того больше интересует, где купить мороженое. Он заведет его в ГУМ и накормит чудесным гумовским шариком в стаканчике.
Гид, работающий с индивидуалом, ориентируется на пожелания гостя. С ним можно посетить рынок или район типовой советской застройки в Черемушках, заглянуть в пару музеев-квартир, о которых мало кто знает, провести день в Звездном городке и поговорить с космонавтом.
Гид, ведущий группу туристов, должен следовать по согласованному и оплаченному маршруту. Ему нужно быть политически корректным, не обидеть никого в группе, знать специфику страны. Тут работа как у экскурсовода советского периода: строго, научно, корректно.

– Чем гид отличается от экскурсовода?
– В советское время профессия экскурсовода была почетной. В экскурсбюро были методические отделы, которые прослушивали экскурсоводов и открыто, и методом тайного покупателя. А экскурсии разрабатывались несколько месяцев группой экскурсоводов под руководством методиста. Они работали в архивах, встречались с родственниками или с людьми, знавшими героя будущей экскурсии или свидетеля события или эпохи.
Естественно, тексты экскурсий, наработанные в результате жарких споров на методических встречах и на прогоне маршрута, гарантировали качество подготовки всей группы. Начальная группа работала в связке, подменяя друг друга и держа в курсе последних событий на маршруте. Отмечали, где открылся новый музей, кто нашел какой интересный факт в книге. Экскурсии все время перерабатывались и жили сегодняшней жизнью. Люди страховали друг друга. Если ты заболел, а группа заявлена, есть человек, который подменит на твоем же уровне. Была ответственность за работу перед клиентом. Как в театре — был второй состав. Как в театре: «Show must go on!» (англ. «Шоу должно продолжаться» — прим. сайта).
Сегодняшний городской экскурсовод — это источник информации по одной теме в одном городе. Его знания почерпнуты из общедоступных источников, т.е. из интернета. Текст — это подборка материалов, скомпонованная в зависимости от личности экскурсовода. Тут вам не будет информации, добытой от встреч с людьми эпохи или в редком архивном документе — некогда и не с кем копать материал. Да и кому оно нужно — никто же не запомнит, что точно экскурсовод сказал, никто ему счета за потерянное время или искажение исторических фактов и личностей не выставит. И даже денег назад не потребует. Поэтому часто в таких само-текстах идут вольные оценки мест, людей, событий, анекдоты, и не обязательно исторические. 
Поход с городским экскурсоводом — это театр одного актера. Если актер бездарен и любит себя в искусстве, а не искусство в себе — то это, если хотите, даже вредитель. Он «крадет» деньги и время клиента. Сегодня почти никто из фирм-заказчиков не прослушивает экскурсоводов, проверяет лишь «корочку» после курсов. Но курсы не могут вести отбор по профпригодности. Это еще одна причина, почему престиж профессии падает. Режиссер Константин Сергеевич Станиславский мог сказать об игре актера: «Не верю!». Слушая такого одиночку, я лично часто так и хочу сказать: «Не верю». Нет ответственности за публичное слово. А должна быть. 
У музейных экскурсоводов рассказы должны базироваться на проверенных исторических данных. Здесь можно рассчитывать на достоверность информации, пусть и не всегда интересно поданной. И есть куда пожаловаться, если услышишь чушь. 

– Кто сегодня придумывает маршруты экскурсий? 
– Их придумывают сами экскурсоводы. Часто переделывают один и тот же маршрут на разные лады, или подсматривают друг у друга броские названия, и «приклеивают» их к старым маршрутам. 

– Сколько у человека может быть экскурсий в день? 
– Я думаю, две экскурсии по 2–3 часа каждая. Те шесть часов работы — это максимум. Дальше человек устает, и идет халтура.

– Гид или экскурсовод работает в офисе, или он постоянно с туристами?
– Экскурсовод или гид приходит в офис, только если ему нужно что-то забрать: предоплаченное питание в ресторане, ваучер в музей и т.д. Гид получает задания по е-мейлу. С одной стороны, это удобно, с другой — работа становится несколько механической и безличной, так как нет обратной связи и понимания значимости своей работы.

– Как вы стали экскурсоводом?
– Моя мама была экскурсоводом. Я же поступила в инженерно-экономический институт, по «принципу территориальности», то есть ближайший к дому. Призвания определенного у меня с детства не было. Мне было все равно, куда поступать, но уже через месяц стало скучно. И я сказала матери, что либо я ухожу из института, либо мы вместе что-нибудь придумываем. И мы придумали — решили сделать и меня экскурсоводом-внештатником, в свободное от учебы время. Для этого нужно было иметь законченное высшее образование. Московское городское бюро экскурсий обратилось в Моссовет, чтобы мне, студентке первого курса, дали разрешение работать экскурсоводом, в виде исключения, под гарантии моей матери, экскурсовода с безупречным сорокалетним стажем. Такое особое разрешение мне дали. В то время это считалось идеологической и престижной работой. Это обязывало.
Учила мама. Полгода днем и ночью заставляла меня проговаривать текст для обзорной и пешеходной экскурсии по Кремлю. Ночью будила, и я должна была на автомате куски выдавать. Это очень мне помогло сдать темы с первого раза методисту, потому что во время сдачи многие экскурсоводы, как актеры впервые на сцене, немеют и цепенеют.
На сдаче мне попался парень, который все время задавал глупые вопросы. Представляете, мне 17 лет, я в шапочке-гномик, модной тогда. То есть, ему было ясно, что я салага, и он решил повеселиться. Однако я твердо усвоила урок: экскурсовод обязан, не раздумывая, быть готов дать ответ на любой вопрос, чтобы сохранить контроль над группой. Мы выходим на Красной площади, мой мучитель спрашивает: «А каков удельный вес собора Василия Блаженного на квадратный сантиметр, вы знаете?» Не задумываясь, леплю: «25 килограммов 120 граммов на квадратный сантиметр!» И успешно сдала тему методисту с первого захода.
За 16 лет работы я наработала 27 экскурсионных литературных тем по Москве и Подмосковью. У меня есть четыре стихотворения, написанные мне экскурсантами во время моих экскурсий. «Что-то из памяти быстро стирается, что-то пройдет, не оставив следа, ваша экскурсия не забывается — мы благодарны вам будем всегда». Я горжусь этим.

– Как вы открыли собственное агентство?
– Однажды меня разбудили ночью и сказали: «Завтра в 9 утра, гостиница “Украина”, у тебя 5 американцев, и что хочешь, то с ними и делай 4 дня». А английский я учила в спецшколе 15 лет назад! Остаток ночи я вспоминала язык, а утром поехала работать. Так я стала в одночасье гидом на английском. Конкуренции было мало, так как в начале девяностых было не много таких храбрых. Потом я начала работать с группой американских стюардесс. Их авиакомпания выполняла рейсы раз в неделю. Девушки по 6 дней сидели в Москве и совершенно не знали, чем заняться. С одной стюардессой мы особенно сдружились. Однажды она мне сказала: «На следующей неделе я опять прилетаю, не хочу обращаться ни в какие агентства, ты — мое агентство». Так я и стала в одночасье агентством. Наглядный пример роли случая в жизни.

– Какое образование лучше получить, чтобы работать гидом или экскурсоводом?
– Достаточно окончить соответствующие курсы. Например, такие курсы есть у «Ассоциации гидов-переводчиков, экскурсоводов и турменеджеров».

– Какие компетенции нужны старшекласснику, мечтающему стать гидом или экскурсоводом?
– Нужно любить людей, любить историю, быть любопытным и пытливым, гибким, находчивым, открытым, позитивным. Быть физически выносливым, ведь приходится работать на ногах по 12–16 часов с одним перекусом утром. Но в такой нагрузке есть и плюсы: я вижу гидов и экскурсоводов, которые работают лет до 80 лет и остаются в хорошей физической форме.

– Как начинающему гиду или экскурсоводу найти работу?
– Прийти в пять фирм и честно сказать: «Я только вчера выпустился, ничего не умею, но очень хочу. Дайте, пожалуйста, мне возможность послушать ваши экскурсии, а я буду помогать». В группе вечно кто-то хочет в туалет, и его надо туда отвести и вернуть обратно, у другого туриста еще какие-то потребности. Так что мальчик или девочка «на побегушках» никому не помешает.
А после того, как человек пару месяцев так побегает, экскурсовод может его попросить подменить на половине маршрута, а потом и порекомендовать кому-нибудь.

– С какими трудностями в работе может столкнуться гид или экскурсовод?
– Он может выгореть, как выгорают актеры и люди творческих профессий. Люди много энергии забирают. Плюс каждый день как на вулкане — никогда не знаешь, где, кто, что сегодня тебе преподнесет.

– Кем может стать гид или экскурсовод, решивший попробовать себя в чем-то новом?
– Работа в туризме учит многому: быстро соображать и оценивать ситуацию, принимать решения, общаться с людьми различных темпераментов и национальностей и отвечать за них. С такими навыками можно стать персональным менеджером или менеджером в MICE агентстве (агентстве, занимающемся организацией и проведением различных корпоративных мероприятий — прим. сайта), репетитором, бухгалтером, логистом, работать в галерее, на выставке или в музее.

– Влияют ли каким-либо образом новые технологии на работу гидов и экскурсоводов?
– Конечно. Появились аудиогиды и даже туры с дополненной реальностью.

– Будут ли гиды и экскурсоводы востребованы в ближайшем будущем?
– Сегодня не обязательно обращаться к услугам экскурсовода — всю информацию можно найти в интернете. А вот гиды будут все более востребованы. Только живя в конкретном месте, можно узнать его красоты и тайны, а турист сегодня ищет впечатлений и эмоций, а не информации. Именно такой знаток может познакомить с интересным человеком, местной кухней, забытым музеем. Интернет не поделится любовью к стране, городу, людям. Так в прошлом году я познакомилась с прекрасным гидом. Ей 27 лет, работает с французским и русским. Я с ней 15 раз прошлась по Суздалю, городу 3,5 км длиной. Ни разу она не повторилась, потому что любит свой город, любит людей и свою работу. Мы бродили по лугам и полям и любовались снытями, рябинами и огурцами. Изучали наличники очаровательных деревянных домов в три окошечка. Мы побывали в средневековом городе, мы бегали ночью по монастырям — мурашки по телу, когда стоишь под огромным ночным небом у церквушки, которая еще Александра Невского помнит. Вокруг тьма кромешная, поскольку с фонарями в Суздале напряженно, и чувствуешь, как время наваливается на тебя. Это был высший пилотаж! Артистизм исполнения, душа и профессиональные знания историка — в одном флаконе.