Как заинтересовать школьника физическими «фокусами»? Как реклама дурит тех, кто не знает основ естественных наук? Может ли соль содержать ГМО? Доберутся ли учёные до общей теории всего? С какими проблемами сталкивается современная система образования? Об этом и многом другом — в беседе с Валерием Клюкой, основателем школы экспериментальной физики Virtuallab.

— Как ты сам себя определяешь, кто ты по профессии?
— Я учитель физики/информатики. На работе и в душе — физик.

— Тебя точные науки интересовали с детства? Как ты пришёл к этим областям и решил сделать их своей профессией?
— В детстве я хотел стать программистом, да и в университет шёл с этой же целью. Но в ходе учёбы в университете понял, что мне очень по душе физика, в первую очередь — с практической её стороны. В школе всегда мечтал попасть на радио-кружок, но, к сожалению, у нас его не было. Получается так, что в ходе учёбы в университете я начал с удовольствием изучать то, что среднестатистический ребёнок изучает в школе.
Я пришёл в школу с конкретной целью: научить детей не просто решать задачки по физике, но применять полученные знания на практике, то есть в первую очередь я делал упор на экспериментальную физику.

— Что тебя больше всего занимало в школьные годы?
— Музыка. Компьютерные игры. Туризм. Физикой практически не увлекался. Уже окончив школу, я понял, что мой учитель физики — мой эталон, он повлиял на выбор будущей профессии. Во-первых, он очень талантливый и неординарный учитель. Мало того, что на его счету призёры международных олимпиад по физике, так он ещё и «лирик». Ведёт секцию туризма, постоянно в походах, очень интересно ведёт уроки, любит пошутить. Его любили даже те, кто не любил физику. В 10-11 классе у меня, как и у многих подростков, в голове были лишь друзья, любовь и ни грамма учёбы. После окончания школы я хотел пойти учиться в муз. колледж (это мне казалось отличной идеей). Опомнился я только в конце 11 класса. Я не был отличником (хотя и двоечником тоже не был), так, обычный середнячок без каких-либо определённых планов на будущее. И именно образ моего учителя подсказал мне, что следует попробовать связать свою жизнь с физикой.

— Расскажи, что было самым сложным, а что — самым лёгким во время учёбы в университете? Что дал тебе ВУЗ?
— ВУЗ дал мне, как это ни удивительно, всё. На первых курсах я, как и остальные, привыкал к возросшей нагрузке, заново проходил элементарную школьную программу (то, что не доучил в школе). На 3 курсе пришло понимание того, чем я хочу заниматься в будущем. Отличные преподаватели, интересные работы в лабораториях. Мне всё это очень нравилось. Когда пришло время писать курсовую, я уже чётко понимал, чего хочу и что мне интересно. Поэтому курсовые и диплом защитил впоследствии на высший балл.

— Скажи, что мотивирует тебя работать именно в области популяризации физики? Чем тебя восхищают естественные, точные науки? Что для тебя в физике — самое интересное и прекрасное?
— Точные науки сейчас однозначно не в почёте. Решение задач — это, конечно, очень хорошо и важно, но всё впустую, если ученик не может понять — а где применить это в жизни?
Достаточно один раз увидеть горящие глаза учеников, которые, не отрываясь, смотрят на интересный эксперимент, и ты захочешь их проводить регулярно. Часов физике в школе катастрофически не хватает, а это значит, что такую деятельность нужно переносить на факультативы и кружки, а ещё лучше давать учащимся возможность познакомиться с очередным физическим «фокусом» в любое время. Именно так родилась идея «выйти в свет» и завести свои канал и сайт. По поводу популяризации: точные науки сейчас однозначно не в почёте. Ведь многие учителя делают упор именно на предоставление академических знаний. Решение задач, это конечно очень хорошо и важно, но всё впустую, если ученик не может понять — а где применить это в жизни? Если же пойти с обратной стороны и сначала показать ему практическую сторону предмета, то он сам придёт к решению этих же задач. Популяризация заключается в том, чтобы показать детям самые интересные стороны науки.
Самое интересное в физике — постоянно чувствовать себя первооткрывателем. Ведь далеко не каждый опыт или эксперимент удаётся повторить с первого раза. Зачастую всё происходит с точностью до наоборот. В тот момент, когда всё получается, ты чувствуешь себя Максвеллом современности.

— Как ты думаешь, почему так мало часов по физике в школе, почему вообще игнорируются точные науки? Почему фундаменту нашей жизни выделяется такое скромное место?
— Потребность в учёных сейчас очень высока, но важно качество, а не количество: один талантливый физик вполне может заменить десяток физиков рядовых, ведь сегодня можно работать, используя все современные технологии, делиться опытом с зарубежными коллегами, не выходя из дома.
На этот вопрос я не могу дать точного ответа. Я не люблю на уроке «кричать» о том, что мой предмет самый важный. Иногда я говорю, что самые важные предметы — физкультура и труды. Нельзя жертвовать одним предметом во имя другого. Времена меняются, сейчас гораздо выгодней и полезней знать программирование, иностранные языки всегда были в почёте, историю забывать нельзя, равно как и уверенно владеть нормами и правилами родного языка... Каждый предмет полезен, если его преподаёт хороший учитель. Когда обществу будут нужны физики, в школах введут дополнительные часы, учёным станет быть престижно и т.д. Другой вопрос, что многие люди не знают даже основ точных наук (и я говорю не только о физике). Если бы они чуть внимательнее относились к стандартной школьной программе, то «установщики» чудо-фильтров для воды вымерли бы как класс, никто бы не покупал чудо-пылесосы по цене автомобиля. Если человек понимает, что происходит внутри обычного прибора, его очень непросто одурачить. Наша цель и состоит в том, чтобы как можно больше людей знали эти основы. А самое эффективное средство привлечения их внимания — показывать вот такие научные «фокусы», а потом подробно объяснять то, что никакой магии на самом деле нет.

— Расскажи, какие лично у тебя самые любимые темы в физике, химии и информатике. Опыты, которые лично тебя сильнее всего захватывают.
— Например, c появлением микроконтроллеров Arduino и популяризацией робототехники любой школьник может понять закон Ома, не дожидаясь 8-го класса. Собирать схемы стало легче и интереснее, оборудование стало дешевле и доступнее.
В физике — всё, что связано с электричеством. Высоковольтная дуга прекрасна сама по себе. Информатика для меня — это своеобразный инструмент, который мне помогает донести законы физики до учеников. А вот химия — это наше хобби, мы не химики. Долгое время мы занимались химией так: пришли в лабораторию, провели ряд опытов, которые нашли в старых книжках (многие из них уже забыты и не проводятся в школе), порадовались и полезли в интернет искать объяснение этому эффекту. Например, в одном из химических опытов, нам необходима была красная кровяная соль (у нас этот реактив очень сложно достать), решили найти замену, ей оказался гематоген. До нас ещё никто не снимал этот опыт с гематогеном, а описание этого опыта мы еле нашли на одном из химических форумов. Сейчас у нас уже есть свой учитель химии и мы подходим к подготовке наших химических экспериментов со знанием дела.

— А какие темы, опыты и развенчания стереотипов (по типу примера с пылесосом — почему, кстати?) больше всего удивляют учеников? Как много в нашей жизни мы тратим денег и времени, потому что не знаем основ физики?
— Учеников могут удивить вполне себе стандартные физические законы, особенно когда они видят, что эти законы работают в их жизни. Для того, чтобы удивить практически любого ученика, достаточно дать почитать ему Перельмана. Другое дело, что ученики сейчас очень не любят читать, а любят смотреть. Больше всего удивляет их то, что практически все непонятные «фокусы», которые мы встречаем в нашей жизни, объясняются очень просто. Примеров масса. На вскидку: фильтры для воды.
Приходит к вам домой продавец фильтров и просит налить ему воды из под крана. В стакан с этой водой он погружает свой прибор, включает его. Вода начинает мутнеть, выпадает осадок. Он говорит, что ваша вода непригодна для питья и предлагает купить фильтр. На деле, он показал вам электролиз воды, который подразумевает выпадение солей и минералов в осадок. Но это не значит, что эту воду пить нельзя. Такой прибор оставит прозрачной лишь дистиллированную воду, которую, кстати, пить как раз и не рекомендуется.
Второй пример: повальная популяризация энергосберегающих ламп. Да, они экономят электроэнергию, но их спектр далёк от сплошного, который даёт лампа накаливания, и не очень приятен глазу. Помимо этого, они содержат пары ртути и имеют недостаток — мерцание. Т.е. электричество экономим за счёт своего комфорта и здоровья. В этом плане светодиодные лампы очень выигрывают (если вы не взяли такую лампу на Али за 1 доллар, конечно же).
Когда читаешь на упаковке соли, что она не содержит ГМО, хочется пойти и вручить каждому учебник биологии.
В рекламе дурят не так уж и часто, но недоговаривают почти всегда. Мощность пылесоса практически никогда не говорит о его способности чисто убрать вашу комнату (тут почти всё зависит от его конструкции). В подсолнечном масле никто и никогда не найдёт холестерин, нет нужды об этом писать. Мощность энергосберегающей лампы также не напрямую связана с её яркостью. В самых крутых и в самых дешёвых подгузниках используется одно и то же вещество — полиакрилат натрия, и т.д. Но это не значит, что нас обманывают — это маркетинг, ничего личного.

— Кто из популяризаторов науки, русскоговорящих или западных, для тебя наиболее интересен. Видишь ли различия в популяризации здесь и на Западе, например, Нил Тайсон сильно отличается своими приёмами от Аси Казанцевой?
— Если честно, то наиболее интересен Стивен Хокинг, Тайсона тоже смотрю с удовольствием. Тем не менее, в последнее время по-хорошему удивляют малоизвестные... хм... это даже не учёные. Хотя чего уж, их можно назвать учёными. Игорь Белецкий, например. Для меня он является эталонным борцом с научным невежеством. Люблю смотреть лекции Уолтера Левина. Из русских — все, кто снимается в курилке Гутенберга (даже если это не физики). Асю Казанцеву тоже знаю. Правда, я не могу сравнивать всех этих людей, они все очень хороши. У каждого из них есть отличные материалы, а есть такие, которые лично мне кажутся спорными.

— Если бы ты был министр всего пост-советского образования, как бы ты построил систему?
— Когда я окончил университет, мне очень нравилась идея отдать всю власть в руки учёных и инженеров. Сейчас я понимаю, что это не сработает. Каждый должен заниматься своим делом.
Это очень страшный вопрос. Меня действительно беспокоит квалификация современных педагогов и их отношение к работе. Постоянно уставшие, вынужденные зарабатывать на жизнь репетиторством, вместо того, чтобы посвятить это время подготовке к уроку. Почти полная пассивность. Они не хотят придумывать что-то новое, они не хотят отдаваться школе полностью. Молодые преподаватели сгорают уже на 2-3 год работы. Причины? Все мы знаем эти причины. В нашем городе более 80 школ, но на всех конкурсах и конференциях я вижу лишь десяток учителей. И это постоянно одни и те же учителя, те, кто нашёл в себе силы не перегореть, кто готов недосыпать, работать в ущерб себе и своей семье. Тем не менее, я не могу назвать остальных плохими. Они хорошо работают, хорошо ведут свои уроки, но не более.
Я бы хотел поощрять нестандартные подходы, новые методы, личные проекты. Да и в целом — не мешать работать. Меньше формализма, меньше бумажек, меньше всего того, что не относится напрямую к учебной деятельности. Я думаю, даже этого хватит, чтобы глаза усталых учителей снова загорелись и им захотелось работать, творить, популяризировать свой предмет.

— В продолжение темы: что тебя раздражает и вызывает желание перемен в устройстве современного общества (не только в преподавании). А что, наоборот, нравится?
— Этому можно посвятить отдельный рассказ, но если коротко, то раздражает формализм, сейчас он везде. Невежество очень раздражает. Нравится то, что в целом уровень жизни вырос. Конечно, зарплата всегда будет мала, но я не представляю жизнь без доступных компьютеров и дешёвого интернета. Я в принципе рад, что родился именно в наше время. Можно самовыражаться тысячей способов, можно заниматься любимым делом, осталось лишь добиться того, чтобы человек мог заниматься любимым делом и зарабатывать себе этим на жизнь. Как это реализовать? Это уже вопрос не ко мне, ведь я сам понимаю, что утопия недостижима.

— Давай последний философский вопрос: как ты думаешь, доберутся ли учёные до теории всего? Всеобщей теории физического устройства этого мира?
— Я думаю, что это произойдёт очень и очень не скоро. Но, решая этот вопрос, учёные «по пути» решат много более мелких вопросов, которые помогут войти новым технологиям в нашу жизнь.

Источник: ContraltoPeople