В чем разница между инженерами и учёными?

Учёные ровно обратны инженерам. Так, инженеры делают реальные материальные вещи, опираясь на мысли, которые до них сформулировали ученые. А учёные формализуют мысли из реальности. То есть смотрят на мир, изучают его и получают компактные, понятные и формальные описания действительности. Например, E=mc2.

Конечно, инженерия и исследования тесно связаны между собой:

  • когда инженер получает инженерный объект, поведение которого не отвечает его замыслу, он исследует проблему. Например, пытается найти наиболее компактное описание работы этой инженерной системы, из которого было бы понятно, в чём он ошибся при замысле или при ее воплощении. То есть инженер тут сделал некоторую часть работы, которая свойственна ученым. Затем инженер исправляет ошибку: меняет систему.
  • когда учёный придумывает новый способ описания, более компактный и лучше объясняющий мир, чем предыдущие способы, то он проводит эксперименты. Отнюдь не все эксперименты “мысленные”. Некоторые из них требуют создания весьма и весьма сложных инженерных объектов (например, ускорители — это одни из самых сложных на Земле инженерных объектов). Когда эксперимент проведён, учёные корректируют свои теории в зависимости от результатов эксперимента.

Тем самым инженерная и исследовательская деятельности оказываются связаны в цикл, и в каждом исследовательском или инженерном проекте обычно приходится много раз повторять такой цикл: смотрим на мир, формализуем его, пытаемся сделать инженерный объект, проводим эксперименты, и т.д. И подчас при создании сложных инженерных систем ученые и инженеры работают бок о бок, причем для непросвещенного обывателя их работа будет никак не отличима.

Но нам тут важна не сама работа “исследований” или “разработки”, “науки” или “инженерии”. Главное для нашего понимания — это цель деятельности:

  • либо появление какой-то материальной системы (Айфон, космический аппарат, ручка и тп.), приносящей пользу пользователям. Это результат инженерной деятельности.
  • либо появление какого-то компактного описания/объяснения того, как устроен мир. Это результат научной деятельности.

Хотя в любом случае, либо инженерия оказывается спрятана в исследованиях, либо исследования спрятаны в инженерии.

Эта путаница, отражающая связь инженерии и науки, весьма распространена:

  • В большинстве мультфильмов “учёный” в белом халате меньше всего учёный, это “инженер-изобретатель”. Эти якобы “учёные” не ставят эксперименты: они придумывают какие-то необходимые для их целей системы, и воплощают эти системы в реальности. Это “лаборатории Эдисона”;
  • “Прикладная наука” (applied research, прикладные исследования) тоже меньше всего наука, несмотря на слово “исследования”. Никаких “теорий”, то есть описаний мира, от этой «науки» ожидать не приходится, а результаты НИОКР как правило — вполне себе инженерные объекты, а не способы компактных описаний мира. Единственная их разница с результатами классической инженерной разработки, так это то, что результатом является прототип или опытный образец, а не идущий потребителю продукт. И тут небольшое отвлечение: между “работающим прототипом” и “выпускаемым продуктом” могут быть годы и годы инженерных разработок;
  • Когда на Западе говорят development, то имеют ввиду, что их результатом являются не “изобретения”, а “инновации”. Причем «инновации» тут определяются как успешно выведенные на рынок изобретения. Очень часто прикладные исследования (research) и классическую разработку вообще не разделяют, отсюда устойчивое сокращение R&D (research and development). А есть ли разница? Есть: “лаборатория Эдисона” (лаборатория Bell Labs, лаборатория IBM и т.д.) всё-таки отличаются существенно по организации труда и проходящим в них работам от классической инженерной разработки. Но они не отличаются принципиально! Менеджментом R&D как раз и занимается technology and innovation management, заметьте, это совсем не operations management.

Настоящая наука — это “basic research”, которые ведутся в “лабораториях Эйнштейна”. На выходе не “опытные образцы” (inventions, “изобретения”, прототипы систем и идеи для этих прототипов), а теории — компактные и формальные описания природы. Управление и финансирование R&D отличается от менеджмента и финансирования науки, часто они происходят вообще вне рамок предприятий. Хотя многие мировые лидеры имеют свои собственные мощные R&D-подразделения. И основная мощь этих подразделений в той методологии, которые они используют для всего цикла создания инноваций. Одна из таких методологий, которые проповедует Школа системного менеджмента – это системная методология инноваций, которая основана на современной теории решения изобратательских задач.

Другая важная методология, которая важна при создании R&D-подразделения – это системная инжнерия. Системная инженерия — это тоже инженерия, а не наука. Системная инженерия вполне может включать R&D, изобретения, создание прототипов.

Ещё одна связь науки и инженерии — это конструирование экспериментальных установок, в какой-то мере создание инженерных прототипов может быть отнесено к научным исследованиям (хотя речь может идти не о подтверждении научной теории, а о подтверждении какой-то догадки или замеченной эвристики). Но если мы хотим создать формальное компактное описание самой системной инженерии — то это наука, “инженерная наука” (engineering science).

Инженеры тоже бывают разными. Мы уже писали ранее о том, чем отличается системная инженерия от других инженерных специализаций. Тут же мы хотим обратить внимание, что у разных инженеров есть свои интересы, которые можно с явным допушением обозначать одной фразой. Так, отраслевые инженеры делают, как учили, и в соответствии с отраслевыми стандартами, инженер-изобретатель имеет интерес сделать лучше, чем раньше, а у системных инженеров основной девиз – «Сделать с первого раза правильно».

Источник: Школа системного менеджмента