В последнее время все чаще можно услышать про семейное образование. Многие СМИ уже писали про это, и мы решили тоже разобраться в данном вопросе — со стороны родителей, их мотивации и стремлений. 

Согласно «Закону об образовании» (ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» от 29.12.2012 №273-ФЗ, Глава 2, статья 17, пункт 1), семейное образование — это форма обучения вне образовательной организации. Но не стоит путать это понятие с домашним обучением, когда ребенок по состоянию здоровья не может посещать школу. При семейном образовании для ребенка не требуются медицинские показания и вся ответственность за усвоение им знаний ложится на плечи его родителей: они сами или совместно с ребенком планируют свой день, разрабатывают учебный план, выбирают необходимые предметы и обучают различным навыкам (как с опорой на обязательные образовательные программы, так и с опорой на собственные предпочтения, интересы и желания). На школу возлагается ответственность только за организацию аттестаций. 

В России, как правило, семейным образованием достаточно часто называют прикрепление ребенка к школе на заочную или дистанционную форму обучения. В то время как существует и другой вариант — анскулинг, когда ребенок не прикреплен ни к какому учебному заведению.

Инфографика взята с сайта журнала «Семейное образование»

Игорь Донченко
Исполнительный директор в «НП Лига образования», основатель «Школы мышления», продюсер в «АЗАРТТайтинг» (да, именно так, с двумя бувами "т", согласно современной позиции автора), отец двоих детей. 

– Все проекты, в которых вы участвуете, посвящены образованию, в частности — семейному. Почему вы заинтересовались этой темой?
– Я пришел из сферы, которая, на мой взгляд, никак не связана со сферой образования: большую часть жизни я занимался торговлей металлорежущими инструментами. Но однажды я прочитал книгу Эдварда де Боно «Учите вашего ребенка мыслить» и понял, что технологии, о которых в ней рассказывается, были бы очень ценны для моих детей. Я начал искать людей, которые могли бы их им научить. Не нашел в Москве, но нашел в Томске, уехал туда и выучился на тренера по инструментам мышления Эдварда де Боно.
Вернувшись, я организовал курсы по латеральному мышлению в школе, которую посещали мои дети. Полгода вел эти курсы и понял, что работать непосредственно с детьми мне не интересно, а вот организовывать подобные образовательные проекты — еще как интересно.
Тогда я начал организовывать тренинги для взрослых по технологиям латерального мышления Эдварда де Боно. На первый приехало порядка 40 человек — педагоги, психологи и т.д. И с каждым новым тренингом люди все охотнее шли к нам. 
После курсов по латеральному мышлению организовывал тренинги по ТРИЗ-педагогике и парному обучению. Однако, когда я начал анализировать эффективность наших мероприятий, понял, что в школах применяют новые технологии единицы. Очевидно, причина в ригидной школьной среде. Система творческих, нестандартно мыслящих педагогов не только не поддерживает, но и стремится подавить.
Я понял, что так результата не добьюсь. К счастью, вскоре я попал на конференцию, где узнал о таком феномене как семейное образование, познакомился с большим количеством родителей, которые сами учат своих детей. Тогда я и понял, что эти родители — именно те люди, которые могут взять эти эффективные технологии и применять их как минимум к своим детям, а как максимум — еще и для обучения чужих детей. 

– Семейное образование и заочное школьное образование — это одно и то же?
– Нет. В законе закреплено пять форм образования: очное, очно-заочное, заочное, семейное образование и самообразование. В последних двух случаях деньги, которое государство обычно платит школе за то, что она обучает ребенка, в некоторых регионах выплачиваются непосредственно родителям или самому ребенку. 
Кроме того, многие родители не готовы радикально решать проблему с традиционным школьным образованием и самостоятельно обучать ребенка. Зачастую они просто переводят детей в альтернативные школы.

– Что такое альтернативные школы и чем они отличаются от обычных?
– Как правило, подобные школы открывают мамы, у которых есть опыт в бизнесе, и которые не хотят, чтобы их дети учились в типичных общеобразовательных школах. К примеру, одна из школ такого типа — «Макарун». В альтернативных школах присутствует все та же классно-урочная система. Чаще всего альтернативные школы нанимают учителей, но в некоторых случаях преподаванием занимаются сами родители.
Также существуют демократические школы, они же школы самонаправленного образования. У нас есть несколько таких замечательных проектов — школа НОС и Пространство самонаправленного образования «У.Дача», на Западе — Sudbury Valley и Summerhill. По сути, в таких школах нет никакого расписания. Ребенок приходит в школу и уже там решает, чем он будет заниматься, что ему сегодня интересно.
В России были попытки демократических школ работать по системе «школа-парк», но не у всех это получилось. Пока у нас есть только один удачный пример — «Перемена школа-парк»

– Все ли дети, не посещающие обычные школы, должны регулярно проходить аттестацию?
– Нет, аттестации являются добровольными. Обязательны экзамены после девятого и одиннадцатого класса. Но если человек не планирует поступать в университет, а намерен получать дальнейшее образование другим способом, то и без них можно обойтись.

– Как вы считаете, чему нужно научить детей, находящихся на семейном обучении, в первую очередь?
– Я бы прежде всего учил их неспециализированным, но важным для карьеры надпрофессиональным навыкам — soft skills, а также модели 4К: коммуникация, креативность, критическое мышление и командная работа. Привил бы умение работать с информацией, отличать проверенные сведения от непроверенных. Ведь прежде чем загружать чем-то мозг, его нужно вооружить инструментами, которые позволят нужную информацию отобрать. И одним из самых важных навыков, на мой взгляд, который нужно передавать детям, является навык решения жизненных задач. 

– Как вы считаете, какие люди выбирают для своих детей домашнее обучение?
– Совершенно разные. Единственное, что объединяет этих людей — это живые глаза и готовность идти на это ради своего ребенка.
 

 

Анна Кропоткина
Мама. Старший сын Алексей учится во втором классе на заочной форме обучения в школе «Наши пенаты»

– Откуда вы узнали о возможности заочного обучения ребенка?
– Я вообще приверженец домашнего воспитания. Я сейчас нахожусь в декрете и не работаю, поэтому мои трое детей не ходят в детский сад. Я сама придумывала им развивающие игры, параллельно много читала о домашнем образовании, и мне это очень нравилось. Поэтому, когда подошло время отдавать старшего сына в школу, я начала думать, нет ли возможности и дальше обучать его дома.
Впрочем, в первый класс я сына все же успела отдать. А в ноябре побывала на фестивале «Вся жизнь моя — школа», где рассказывали о заочном школьном обучении, о том, как его нужно правильно оформлять. И я поняла, что это — то, что нам нужно.

– Как перевести ребенка на заочную форму обучения?
– Теоретически для этого достаточно прийти в любую школу и заявить о своем желании. Однако на практике выясняется, что не все школы хотят сотрудничать в такой форме. Например, некоторые говорят, что у них нет заочного отделения.
Поэтому нужно быть готовым потратить время на поиски лояльного заведения, готового на это пойти.
Ну а после того, как оно найдено, дело остается за малым. В школу нужно предоставить тот же перечень документов, что и при зачислении ребенка на очную форму. На нового ученика заводят личное дело, и он оказывается встроенным в учебный процесс.

– Как у вас проходит учебный день?
– Мой ребенок встает, завтракает, а затем мы садимся заниматься. В отличие от обычной школы, где может быть по 3–4 предмета в день, я беру по два предмета, иначе получается как-то сумбурно. Обычно к математике, русскому языку и чтению я сама подбираю упражнения и тексты, но иногда могу предложить ребенку решить, что он будет читать.
В начале занятия я предлагаю сыну самому разобраться в теме и выполнить упражнения. Мне кажется, умение учиться самостоятельно — это важнейший навык, которого не хватает многим современным школьникам. Но, конечно, если у моего ребенка что-то не получается, я ему объясняю.
После совместных уроков сын заходит на портал «Учи.ру» и занимается там самостоятельно по предметам, которые он выберет. На этом портале он делает только то, что ему самому хочется, и я его никак не контролирую.

– Регулирует ли школа каким-либо образом учебный процесс?
– На сайте школы вывешены программы для каждого класса и список рекомендуемых учебников. Учебники, кстати, можно бесплатно получить прямо в школе. Также на сайте у моего ребенка есть личный кабинет, где эта программа расписана по дням. Я могу отмечать темы, которые мы прошли, могу менять их местами.

– Школа проверяет, что ребенок действительно учится и усваивает материал?
– Да, ученики заочного отделения периодически проходят аттестацию. Обычно школьник может либо решить в течение триместра две промежуточные контрольные, либо в конце триместра — одну итоговую. Темы контрольных известны заранее.

– Чтобы написать контрольную, нужно ехать в школу?
– Нет, все происходит дистанционно. В основном все проверочные задания в форме тестов: нужно что-то выписать, добавить, подчеркнуть.

– Если у родителей школьника-очника возникают какие-то вопросы, они всегда могут обратиться к классному руководителю. Что можете в подобной ситуации сделать вы?
– У моего ребенка тоже есть классный руководитель, который курирует класс заочников. Например, если при сдаче аттестации возникли технические неполадки и что-то не сохранилось, я могу написать классному руководителю, и он подскажет, что делать.

– Сейчас ваш ребенок проходит азы русского языка и математики, с которыми справится практически любой взрослый. Что вы планируете делать, когда у него начнутся не всем понятные физика и химия?
– Не вижу никакой проблемы, если родитель не знает ту же химию. Ребенок просто возьмет учебник и разберется сам. А если что-то непонятно, в интернете можно найти лекции различных преподавателей, а также ответ на любой вопрос и по химии, и по физике. Возможно, я оптимист, но мне бы хотелось, чтобы ребенок к 5–6 классу научился сам добывать себе информацию.
И, конечно, всегда можно нанять репетитора, который будет индивидуально заниматься с ребенком.

– Как ваш сын относится к тому, что его друзья ходят в школу, а он — нет?
– Он и сам не особо хочет ходить в школу. Мой сын знает, что в школу нужно рано вставать, долго ехать. Многие из друзей моего сына также находятся на домашнем обучении, и никто не считает это чем-то особенным.
Конечно, я немного волнуюсь из-за того, что некоторые навыки сложно приобрести дома. Например, умение говорить на публику. Кроме того, ребенок подрос и уже нуждается в общении со сверстниками. Но мы нашли выход — клуб «Кайманчик».

 

Павел Алехин
Отец. Сын Руслан, 9 лет, учится дома, не прикреплен к школе

– Почему вы предпочли домашнее обучение очному?
– Моя супруга работает полный день, в то время как у меня свободный график, поэтому приводил ребенка в школу, а затем забирал в основном я. Соответственно, я общался с учителями, наблюдал за школьной жизнью и постепенно понимал, что мне не нравится, как организовано обучение в школе. Не нравится, как ведут себя учителя, что они делают с детьми. Ребята такие разные, а школа ограничивает их и старается сделать одинаковыми. Вишенкой на торте стал конфликт с классным руководителем.
О существовании семейного образования я всегда знал — у нас есть знакомые, чьи дети учатся дома. После нового года мы прочитали уйму материалов по этой теме, приняли окончательное решение и в конце учебного года забрали сына на семейное обучение.

– Получается, ваш сын учится в школе, но на заочной форме?
– Нет, мы не прикреплены ни к одной из школ. Честно говоря, после ссоры, о которой я упоминал, не хотелось идти в нашу же школу договариваться или ругаться. Поэтому мы пошли другим путем. Написали с супругой заявление в Департамент труда и социальной защиты населения города Москвы о том, что принимаем на себя обязательства по образованию ребенка. Ведь фактически при зачислении его в первый класс мы передали часть этих прав школе. Кроме того, мы написали заявление об отчислении в школу.
Мы планируем, что после четвертого класса Руслан пройдет аттестацию (это можно будет сделать в любой школе, но, скорее всего, обратимся в «Наши пенаты», где давно работают с «семейниками»), после девятого и одиннадцатого — сдаст ОГЭ и ЕГЭ. И тогда его образование будет признано наравне с очным школьным.

– Многих родителей, чьи дети учатся дома, волнует вопрос социализации. Как вы его решаете?
– Наш ребенок общается со сверстниками на детской площадке. Причем, у него есть приятели разных возрастов: от четырехлетних малышей до девочки 16 лет. Он общается с бабушками и дедушками из нашего дома, перезнакомился с таксистами и дворниками. Мне кажется, к жизни в социуме он подготовлен гораздо лучше, чем многие ребята, которые учатся в школе.
Кроме того, Руслан ходит в библиотеку, которая находится через два дома от нашего. Сам выбирает книги, которые ему интересны, сам их возвращает или продляет срок сдачи, если не успел прочесть. Также с недавних пор мы посещаем семейный клуб «Кайманчик».

– Как другие дети относятся к тому, что Руслан не ходит в школу?
– Среди его друзей из «Кайманчика» много ребят, которые также находятся на семейном обучении, поэтому все относятся спокойно. А вот с большинством бывших одноклассников Руслан перестал общаться, потому что они его дразнят и пытаются доказать, что он глупый, так как не учится в школе. И я подозреваю, что дети не сами это придумали, а говорят с подачи родителей.

– Как у вас организован процесс обучения?
– Сначала мы попытались пойти по стандартной схеме. Купили те же учебники и тетради для второго класса, по которым занимались и в школе. В какой-то момент, сидя с сыном за столом, я осознал, что превращаюсь в Ларису Викторовну, его учительницу. Поэтому учебники мы отложили, а Руслану дали таблицу умножения и разрешили ему читать все, что хочется.
Поначалу Руслан вообще не желал заниматься — происходило так называемое «расшколивание». Мы позволили ему играть, гулять и заниматься своими делами, сколько хочется, и постепенно все пришло в норму.
Помимо традиционных школьных предметов, сын занимается со мной танцами, а с мамой — различным хенд-мейдом. И не только дома — к примеру, недавно они вместе ходили шить такс, теперь собираются на керамику. 
Руслан постоянно читает бумажные и слушает аудиокниги — только успеваем скачивать новые. 
Также мы подключили сыну сервис «Учи.ру» (его, кстати, уже используют многие школы), на котором можно заниматься по школьной программе. Руслану нравится, потому что эта программа «упакована» в игровую форму: выполнил задание — покатилось яблочко и т.д.

– Как вы считаете, что главное в домашнем обучении?
– Я считаю, наша основная задача — научить Руслана учиться, научить его находить нужную информацию. Иногда он о чем-то меня спрашивает, и я понимаю, что могу это найти, но предлагаю ему забить вопрос в поисковик и посмотреть вместе. А однажды я читал Живой журнал одной мамы, чей ребенок также находится на семейном обучении, и она рассказывала, как ее 12-летний сын сам находит себе репетиторов в интернете. Мне кажется, к этому стоит стремиться.

– Что вы могли бы порекомендовать почитать людям, которые хотят больше узнать о семейном образовании?
– В сети Facebook есть крупный проект «Альтернативное образование в России», у которого десятки тысяч подписчиков. У них есть материалы для чтения, плюс они проводят вебинары и конференции, как платные, так и бесплатные. Кроме того, рекомендую книгу «Свобода учиться. Игра против школы». Ее написал Питер Грей, биолог, который всю жизнь занимался животными. В какой-то момент он обнаружил, что не понимает собственного ребенка, и переключился на человеческий мозг, и детский мозг в частности.
Еще одна книга, которая мне нравится, — «Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили» Адель Фабер и Элейн Мазлиш.

 

Виктория Гласко
Директор АНО «Центр содействия семейному образованию». Автор книги «Детки без клетки. Среднее образование в семье», организатор семейного клуба «Кайманчик»

– Что такое семейный клуб «Кайманчик»?
– Семейный клуб «Кайманчик» — это объединение семей, родители в которых выбрали для своих детей заочную или семейную форму среднего образования. Так же в состав клуба входят семьи, чьи дети ходят в школу, но чьи родители неравнодушны к воспитанию, образованию и развитию детей.

– Почему вы решили создать «Кайманчик»?
– Долгое время мой ребенок обучался дома на семейном образовании, однако в шестом классе он захотел пойти в школу. Я не стала возражать, но опыт получился не очень удачным. Сын жаловался, что его жизнь стала похожей на день сурка. Учиться он прекратил, поскольку в школе никто не замечал, что он не сделал домашнее задание или не прочитал какой-то материал.
Спустя полтора года Герман вернулся на домашнее обучение. Но случившееся заставило меня задуматься, чего же ему не хватало, почему он попросился в школу. Я поняла, что ему не хватало именно социума, детского коллектива, где можно общаться со сверстниками без постоянного надзора со стороны взрослых, и никакие секции, и кружки по интересам этого не заменят.
Заодно я обнаружила, что некий вакуум в общении образовался и у меня. Мне хотелось общаться с людьми, которые горят жизнью и готовы реализовывать различные проекты, людьми, которые готовы брать ответственность за себя и своих детей, людьми, которые живут счастливой жизнью и показывают пример такой жизни своим детям. Тогда я решила, что нужно создать какое-то объединение.
Я написала на своей странице в Facebook о том, что ищу единомышленников, и они нашлись. Так появился «Семейный клуб „Кайманчик“».

– Как вам удалось организовать клуб?
– В то время я работала в досуговом районном центре. Поэтому изначально я организовала «Кайманчик» в помещениях этого центра. В клуб можно было записаться и ходить абсолютно бесплатно. 
Оказалось, что на семейном образовании находятся очень много детей. На первую же встречу пришло порядка 20 семей.
Позже нам пришлось арендовать помещения в центре Москвы, появились и другие расходы, и клуб перешел на самоокупаемость.

– Чем именно вы занимаетесь в клубе «Кайманчик»?
– Во-первых, мы проводим детские конференции. Одна из главных проблем, с которой сталкиваются родители, чьи дети обучаются дома, — ребенку некому рассказать о прочитанной книге, сложно найти аудиторию для публичного выступления с подготовленными докладами. И дети-участники клуба с удовольствием готовятся к детским конференциям. Правда, оказалось, что только процентов 10 их докладов относятся к школьной программе. Ребята хотят рассказывать о том, что волнует их, — о любимых режиссерах и музыкантах, о том, как проходят эксперименты на мышах, кто придумал унитаз и многое-многое другое. Обо всем, что встречается в жизни. Дети «цепляют» друг друга своими рассказами и начинают интересоваться все новыми и новыми темами.
Также у нас регулярно появлялся «специальный гость» — специалист в какой-нибудь профессии. Поначалу в роли такого гостя выступали родители, рассказывали о своей работе. Затем мы начали обращаться к знакомым. А теперь у нас уже есть очередь из желающих прийти к нам.
Со временем участников клуба стало слишком много, и формат пришлось изменить. Ведь невозможно провести конференцию на 50 человек. Поэтому мы разделили ребят на группы в зависимости от возраста. Правда, разделение условное: любой ребенок может пойти в старшую или младшую группу, если ему покажется, что сегодня у них интереснее.
Кроме того, у нас есть отдельная группа для мам: мы вместе изучаем английский, занимаемся рукоделием, а главное — поддерживаем друг друга психологически, создаем пространство возможностей и информационное поле семейного образования. Так важно оказаться в обществе единомышленников, где можно поделиться опытом семейного образования, и где на тебя не обрушится уйма критики.

– Как часто у вас проходят занятия?
– Мы встречаемся один раз в неделю, по средам на целый день — с 10:00 до 18:00. Но, помимо клуба, мамы подростков объединились и по пятницам приглашают к своим детям преподавателей по химии, физике и литературе, которые не натаскивают на итоговый тест, а мотивируют их к самостоятельному изучению. А мамы малышей организовали «Кайманчик-класс» — школу одного дня по четвергам. Обычно в первой половине дня у них занятия, а во второй они идут в музей.

– Вы в одиночку поддерживаете работу клуба?
– Поскольку у нас семейный клуб, я считаю справедливым, чтобы все родители принимали посильное участие в его организации. Клуб поддерживает большая команда инициативных родителей. Но наш клуб открыт для каждого. Теоретически любой родитель может подойти и сказать: «Я изучаю древний Египет, давайте я по этой теме проведу несколько занятий». Кто-то занимается с детьми игровым английским, кто-то — делает поделки из желудей, кто-то варит суп в мультиварке. Несколько мам верстают материалы для клуба, один папа помогает с печатной продукцией, время от времени разные родители помогают поддерживать сайт. Но главный ресурс родителей клуба — это море идей!
Да и сами дети формируют работу клуба. К примеру, к нам пришла девочка-десятиклассница, которая мечтала стать режиссером, и организовала в клубе детский театр. Так же у нас популярны дебаты, ТРИЗ-занятия, конструирование, интеллектуальные бои и викторины, спектакли, подвижные и настольные игры. Всего и не перечесть. 
Еще семейный клуб «Кайманчик» восстановил заброшенную деревню в Тверской области. Теперь у клуба есть своя дача, где мы проводим лагеря и просто ездим отдыхать.
Силами семей СК «Кайманчик» проводится множество массовых мероприятий для жителей Москвы и Московской области. Так здорово быть одной командой и делать большие дела!
Мы много путешествуем по России и зарубежью, преимущественно это туристские походы, но бывают и культурные поездки. В поездках мы прививаем детям различные навыки и образовываем их.

– Как вы придумываете программу занятий?
– Представьте, что у вас есть огромная коробка с карандашами — их там 50 штук. Вы открываете эту коробку и размышляете — какими бы сегодня порисовать, как бы их сочетать, чтобы получилось нечто новое и интересное. Вот примерно так же я придумываю программу, только вместо карандашей у меня — интересные люди и активности. Ресурс неисчерпаемый и пополняется еженедельно!

– Для чего вам все это нужно?
– Я считаю своей миссией популяризацию семейного образования и самообразования как самого природосообразного образования для человека. Я стремлюсь донести до людей то, что у них есть выбор. Выбор в образовании своих детей, выбор в реализации своих проектов и выбор быть свободным, ответственным и счастливым. 
Именно через семейное образование люди зачастую осознают, что только они ответственны за все, что с ними происходит и только они могут что-то изменить.
Получив опыт семейного образования, взрослые становятся, по моему мнению, гораздо более образованными и гибкими, приспособленными к постоянно меняющемуся современному миру.
А еще мне нравится, что «Кайманчик» — это проект созидания и очень радостно окружать себя людьми — творцами и идейными людьми!
Люди, которые ко мне приходят, — это то общество, в котором я хочу жить.

Узнай подходящую тебе профессию!