Михаил Самсонов. О будущем фармацевтического рынка и медицины

Михаил Самсонов
Кандидат медицинских наук
Врач-кардиолог и иммунолог. Директор медицинского департамента, «Р-Фарм»
Кандидат медицинских наук

– Что такое фармацевтика?
– Фармацевтика — это все, что связано c созданием препаратов и их применением в лечении живых организмов, как людей, так и животных: востребованы оба сегмента. Процесс лечения можно разбить на несколько этапов. Все начинается с понимания природы заболевания и поиска решения, включая влияние на сами механизмы болезни. Так что фармацевтика — это поиск, разработка, создание, производство и реализация препаратов.

– Чем занимается компания «Р-Фарм»?
– «Р-Фарм» разрабатывает, производит и затем доставляет лекарственные препараты в лечебные учреждения. Компания специализируется на онкологии, иммунных заболеваниях, а также болезнях, вызванных вирусами и микроорганизмами.

– Что входит в обязанности директора медицинского департамента?
– Вместе с моим департаментом мы занимаемся разработкой препаратов. Определяем его характеристики, проводим ряд тестов: на клетках, в пробирке, на животных, а затем и с участием людей. Все исследования жестко регламентированы, у нас есть масса документов. После успешного тестирования мы регистрируем препарат, получаем разрешение, допустим, российского Минздрава, и выводим средство в клиническую практику. Однако на этом наш труд не окончен: мы работаем с докторами, обсуждаем, как они применяют лекарственный препарат, собираем дополнительные сведения уже из реальной жизни.

– Как вы попали в фармацевтику?
– Можно сказать, я воспитывался на стыке двух профессий: мой отец имеет инженерное образование, а мама — медицинское. Еще учась в школе, я участвовал в олимпиадах, ходил в кружки при МГУ. А затем поступил в Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова.

В целом путь в фармацевтику может начинаться по-разному. Например, с любви к лечению домашних питомцев, с желания помочь заболевшим близким людям, с восхищения членами семьи, уже выбравшими медицинскую профессию.

– На какие предметы следует обратить внимание школьникам, которые в будущем хотят заниматься фармацевтикой?
– В первую очередь, на естественные науки — биологию (в частности, анатомию), а также химию, физику и даже математику. Кроме того, я бы посоветовал подростку заняться дополнительным образованием — найти подходящий кружок в школе или при университете, посещать технопарки для детей.

Обязательно нужно учить языки. В интернете можно найти много полезной для будущей профессии информации, но чаще всего она на английском (как и подавляющее большинство научных материалов). Именно поэтому важно как можно раньше изучить этот язык. А затем в идеале освоить еще один — например, китайский, немецкий или французский.

Кроме того, подростку, который ищет свой путь в профессию, важно найти наставника. Это может быть член семьи, школьный учитель или преподаватель в кружке, который сможет ответить на вопросы и поможет двигаться в правильном направлении.

– На какой факультет лучше поступать, чтобы работать в сфере фармацевтики?
– Самые сильные специалисты, которых я встречал — это люди, обладающие знаниями из нескольких областей. К примеру, у них может быть одновременно медицинское и инженерное или математическое образование. С одной стороны, у такого человека есть широкое понимание биологии и медицины, с другой стороны, — системный подход.

Подросток может поступить на медицинский, химический, биологический факультет, но при этом интересоваться тем, что происходит на математическом или инженерном. Ему необязательно получать полное высшее инженерное образование, хватит какого-то определенного блока. К примеру, МГУ и МФТИ проводят весьма увлекательные совместные курсы. Аналогичные программы существуют в Томском государственном университете, в нескольких вузах Ярославля, например, у Ярославского государственного медицинского университета. Также могу порекомендовать прекрасный факультет фундаментальной медицины МГУ.

МФТИ и МГТУ им. Н.Э. Баумана создают совместные факультеты, разумеется, с большим уклоном в технические специальности, однако студенты изучают и биотехнологии.

Популярность набирает дуальное образование — вид обучения, при котором теоретическая часть подготовки проходит в стенах университета, а практическая — прямо на рабочем месте. В Ярославле «Р-Фарм» как раз занимается подобным обучением: к нам приходят студенты из четырех местных вузов. Они работают в аналитических лабораториях и на производствах. А когда мы привезли биотехнологическое оборудование из США, 15 ярославских студентов два года учились в США, включая Бостонский университет, проходили курс по биотехнологии, чтобы потом работать на наших заводских площадках.

В столице также есть возможность получить дуальное образование, к примеру, на базе МФТИ или Сколтеха.

– Как студенту начать карьеру в фармацевтике?
– Я бы порекомендовал ребятам уже на третьем-четвертом курсе начать работать. Можно пойти как в науку, так и в индустрию — стать медицинским представителем, писать отчеты о проведении исследований или заниматься другой медицинской документацией, обрабатывать данные, пойти в фармаконадзор и контролировать безопасность препаратов. Можно работать на горячей линии и отвечать на вопросы пациентов. Например, у сервиса Mail.ru есть большое подразделение, посвященное здравоохранению. В этой работе задействовано около 170 врачей и часть из них — студенты. Возможностей много. Это востребовано, это дает опыт, нужную строчку в резюме, а также финансовую независимость.

Кроме того, с каждым годом появляется все больше стажировок для студентов старших курсов. Университеты проводят ярмарки вакансий, на которые съезжаются работодатели. Интересные ярмарки делают, например, в «Сколково». Периодически университеты и/или компании проводят конкурсы. К примеру, компания «Иннопрактика» устраивает конкурс «Битва умов» между командами. В весенней сессии 2016 года в команду входили два врача, два физика и два экономиста, которые должны были решать бизнес-задачи по выбору, допустим, потенциально интересного препарата и доведению его от пробирки до постели больного. Для студентов, участвующих в этом конкурсе, это был не только интересный опыт, но и встреча с потенциальными работодателями.

– Какой карьерный рост может быть у специалиста в фармацевтике?
– Финальную цель каждый ставит себе сам. Нужно просто для себя решить, хочешь ли ты быть специалистом-экспертом в какой-либо области, создать свою компанию и многое другое.

– Какой есть план Б? Может ли человек, который планировал заниматься, к примеру, разработкой лекарств, но решил сменить курс, стать кем-то еще?
– Он может пойти в науку, индустрию, быть лечащим врачом (если у него медицинское образование), в том числе в научном учреждении, заниматься проведением клинических исследований, уйти в частную компанию и заниматься аналитическим анализом, маркетингом. Кроме того, перспективный выпускник может попытаться организовать стартап — открыть свою собственную компанию.

– А какие в России есть успешные медицинские стартапы?
– В настоящее время есть уже несколько десятков успешных стартапов в разных городах и регионах. К примеру, «Атлас» и Genotek, где молекулярные биологи проводят секвенирование генома и выдают рекомендации по профилактике и лечению уже имеющихся заболеваний. Существует стартап iBinom по биоинформатике, «Доктор рядом».

– Что вы могли бы посоветовать почитать или посмотреть подросткам, интересующимся фармацевтикой?
– Доступно написанных книг непосредственно об индустрии, пожалуй, нет. Я бы рекомендовал «Царь всех болезней. Биография рака» Сиддхартхи Мукерджи. Автор интересно описал, как с 30-х годов прошлого века развивалась диагностика и лечение различных онкологических заболеваний. Несмотря на то, что там много терминов, книга читается как детектив. И если она захватит, то, наверное, онкология — это та область, которой стоит заниматься.

Можно посмотреть вебинары МГУ — у них есть видео не только на английском, но и на русском языке. Также можно вбить в поисковую систему фразы «клинические исследования» или «создание лекарственных средств» и почитать выпавший материал, начиная с «Википедии». Не всей информации нужно верить, но, по крайней мере, она достаточно доступно написана.

– По вашему мнению, какие изменения ждут медицинский и фармацевтический рынок труда в будущем?
– Думаю, что грядут радикальные изменения в профессии. Терапия будет становиться все более точной и персонализированной. Мы уже видим на примере Apple Watch и других гаджетов, что датчики становятся многофункциональнее и чувствительнее. Вероятно, в будущем их начнут вшивать. Все данные будут собираться в одном месте и обрабатываться. К примеру, благодаря постоянному мониторингу можно будет вовремя предупреждать и корректировать острые приступы заболеваний. Кроме того, это сможет заменить некоторые диагностические методы, например, рентген.

Будет расти популярность телемедицины — дистанционное консультирование и лечение. Новое поколение привыкло к виртуальному миру, поэтому оно будет готово общаться и с виртуальным врачом.
Кроме того, с каждым годом лекарственных средств становится все больше, поэтому от врачей будут требовать узкой специализации — они должны будут досконально разбираться в своей области, а не быть универсальными специалистами. Наверняка врачу будет помогать биоинформатик, разрабатывая некий алгоритм диагностических и терапевтических процедур, которые подойдут конкретному пациенту.

Большое внимание станут уделять профилактике заболеваний, причем начиная с еще не родившихся людей. Родители будут обращаться за генетическими консультациями, врачи — выявлять возможные дефекты у будущего ребенка и разрабатывать стратегии своевременной корректировки этих нарушений. Уже расшифрован геном человека, и в будущем стоимость этого анализа будет снижаться, а скорость — увеличиваться. А ведь благодаря расшифровке человек может узнать, какие болезни у него могут развиться в будущем, и предотвратить их. К примеру, широко известна история Анджелины Джоли, решившейся на удаление молочных желез. Она сделала операцию после того, как узнала о наличии у себя мутации, присутствие которой означает, что у нее с большой вероятностью разовьется рак груди.

Кроме своевременной профилактики, в будущем мы сможем редактировать геном. Кусочек с вредной мутацией, которая может привести к опухоли, можно будет исправить. Уже сейчас ведутся исследования о возможности излечения таким способом от СПИДа и ряда опухолей.
Будет все больше специалистов, работающих на стыке нескольких профессий. Например, уже сейчас существуют линзы Google, которые измеряют уровень сахара, есть приборы, выявляющие ранние клетки меланомы. Возможно, лет через пять появится душ, которые будет сканировать смытые с водой частички кожи и самостоятельно выставлять диагноз.

Также вероятно, будет и дальше развиваться биопринтинг. Скорее всего, появится много различных вариантов 3D-принтеров. Возможно, такой принтер будет стоять дома у каждого из нас и печатать таблетки, если вшитый во владельца датчик даст сигнал, что человеку необходимо какое-то лекарство. Кроме того, сейчас уже печатают ткани, а в перспективе будут печатать и органы. Это решит вопрос нехватки донорских органов, а также проблем с отторжением органов у тех людей, которым была сделана пересадка.