О работе музыкального мастера и шаманских бубнах

Дима Равич
Музыкальный мастер

– Чем занимается музыкальный мастер?

– Он создает, обслуживает и ремонтирует музыкальные инструменты.

Профессия, очевидно, существовала еще в Древней Греции: я читал, что археологи во время раскопок находили места, где хранились заготовки и детали музыкальных инструментов.

В Средневековье уже появились профильные мастерские и артели (добровольные объединения людей для совместной работы — прим. сайта) музыкальных мастеров. Россия немного отставала, однако в XIX веке с развитием капитализма и у нас стали появляться артели, мастерские, производства и мануфактуры, которые изготавливали музыкальные инструменты.

В СССР к профессии музыкального мастера было особое отношение. Конечно, существовали и свои трудности: тяжело было, к примеру, достать материалы. Однако мастера были освобождены от налогов, и это значительно облегчало работу. В Советском Союзе существовала организация «Музпром», в которую входило порядка 50 различных производств, от добывающих, которые заготавливали древесину, до торговых организаций, которые должны были эти инструменты продавать. А потом музыкальное производство в России было практически уничтожено, все стали переводить в Китай.

 

– Какими музыкальными инструментами занимаетесь именно вы?

– Я барабанный мастер и ремонтирую этнические барабаны, в основном — этнические перкуссии (особая категория ударных инструментов, издающая звуки, которые создают и подчеркивают ритм в электронной, этнической и в любой другой музыке — прим. сайта).

Кроме того, что я ремонтирую барабаны, я занимаюсь шаманскими бубнами. Мало того, что делаю их сам, так недавно еще и начал учить этому всех желающих.

 

– Как проходит обучение?

– Программа семинара длится четыре дня. Я раздаю учащимся обод, кожу и другие комплектующие, инструменты, и под моим руководством 10–15 человек делают правильный шаманский бубен. Также у меня есть помощница, которая прорабатывает эзотерическую тему.

 

– Кто приходит на ваши семинары?

– Ко мне приходят очень разные люди, начиная от музыкантов и заканчивая настоящими шаманами, которые поддерживают определенные традиции и национальные культуры — северные, тувинские, алтайские, бурятские, вплоть до городского неошаманизма.

 

– Где вы берете материалы для бубнов?

– Древесная промышленность для моих целей хорошо развита. Есть фирмы, куда можно приехать и выбрать материал по нраву. Чаще всего я использую ясень, бук и клен, но не ограничиваюсь ими. Порой у людей, мастерящих бубны, могут быть весьма изысканные пожелания. К примеру бурятский бубен должен быть исключительно из березы. О поставках кожи договариваюсь с фермерскими хозяйствами.

 

– Почему вы решили заняться ремонтом именно барабанов?

– Скорее, не я выбрал это направление, а оно само меня выбрало. Я получил государственное академическое образование как музыкант симфонического оркестра и преподаватель. Я контрабасист, а контрабас — это инструмент, который требует повышенного внимания. Он крупный, ему вечно больше всех достается, поэтому он часто ломается. Вначале я ходил к музыкальным мастерам, а потом подумал, почему бы мне не научиться чинить контрабас самому. У меня появились старшие товарищи, которые подсказывали мне, как это нужно делать, поэтому все шло довольно успешно.

После окончания учебы с поиском работы по специальности у меня не задалось. Поскольку мне нравилось что-то мастерить руками, я принялся искать работу на стыке профессий. Трудился в театре и различных домах культуры осветителем, машинистом сцены, художником.

Однажды театр ставил музыкальный спектакль «Маугли», для которого понадобились барабаны. Шел 1986 год, и никто не знал, как их делают. Тогда меня взяли на слабо. Сказали: «Дима, ты же музыкант, ты должен знать». И я взял и сделал. Мне даже дали за них премию в 50 рублей и перевели работать в бутафорию. Так и произошел этот поворот в моей судьбе.

Кстати, я до сих пор много работаю с театрами. В Москве прошло более 30 спектаклей, где были задействованы мои инструменты.

 

– Создание инструментов для театральных постановок чем-то отличается от работы над обычными инструментами?

– Часто для театра приходится создавать специальные трюковые инструменты или адаптировать реальные. К примеру, в спектакле главный герой — комический персонаж, играющий на тубе. Актер должен был выйти на сцену и сыграть две-три ноты. Затем начиналась драка, этой же тубой персонажи колотили друг друга. Чтобы актер сумел сыграть нужные ноты без ошибки, пришлось усекать инструмент. И в драке туба должна была сохранять свою функциональность и не слишком мяться, ведь спектакль будут ставить много раз.

 

– А какие барабаны вы чаще всего ремонтируете?

– Сегодня многие привозят этнические инструменты из путешествий. Например, популярный сувенир — африканский деревянный барабан джембе. Качество сувенирной продукции зачастую не очень хорошее. Бывает, ко мне приносят такой инструмент, и я понимаю, что ничего кроме деревяшки хорошего в нем, собственно, и нет. Обода плохие, веревки плохие, кожа плохая, да и собран кое-как.

Но даже у хороших барабанов кожа — расходный материал, она растягивается и рвется. Периодически ее приходится перетягивать.

 

– Какое образование лучше получить, чтобы стать музыкальным мастером?

– К сожалению, после развала СССР профессиональное образование по этому профилю практически исчезло. Раньше были училища при производствах музыкальных инструментов, где молодых людей обучали собирать скрипки, пианино, гитары и т.д.

Сегодня же, чтобы сделать это своей профессией, можно вначале стать музыкантом, а затем найти старших товарищей, занимающихся созданием и ремонтом инструментов, и перенять опыт у них. Главное в этом деле — настойчивость. Кто-то при попытке заменить шкуру на своем барабане в итоге сдастся и отдаст инструмент мастеру, а кто-то упрется и сделает сам, а потом начнет заниматься этим профессионально.

 

– На какие предметы стоит делать упор старшекласснику, который хочет стать музыкальным мастером?

– На физику и математику. Понимание физических процессов появляется именно на уроках физики, а математика поможет сделать расчеты, чтобы создать правильный инструмент. Ведь Пифагору именно знание геометрии позволило рассчитать натуральный звукоряд и создать монохорд (инструмент, служащий для точного построения интервалов путем фиксации различных длин звучащей части возбуждаемой щипком струны — прим. сайта). И, конечно, не помешают музыкальная школа или кружки по игре на музыкальных инструментах.

 

– С какими трудностями может столкнуться музыкальный мастер?

– Сложно переживать временные неудачи. Что-то может не получаться, что-то может получаться у другого мастера лучше, чем у меня. Многие мастера долгое время не могут выйти на самообеспечение и работают на двух работах. Но, несмотря на сложности, есть некое волшебство, когда берешь в руки кусок дерева, что-то с ним делаешь, и он меняет свое качество, становится музыкальным инструментом.

 

– Что вы могли бы посоветовать почитать или посмотреть старшеклассникам, которые хотят больше узнать о работе музыкального мастера?

– Могу порекомендовать посмотреть старые советские учебники для профессионального образования. Там достаточно «деревянно», но при этом вполне доходчиво и правильно все расписано. Кроме того, я часто выкладываю свои работы на своей странице «ВКонтакте» , а также размещаю много полезной информации в группе моего семинара.