Василий Ключарев. О нейронауках и нейроэкономике

Василий Ключарев
Руководитель департамента психологии, НИУ «Высшая школа экономики». Ведущий научный сотрудник, Центр нейроэкономики и когнитивных исследований, НИУ ВШЭ

– Что такое нейронауки?
– Это область знаний, охватывающая исследования устройства головного мозга и процессов, происходящих в нем, от его биохимии до физиологии и психофизиологии. Можно сказать, что нейронауки пытаются ответить на вечные вопросы: что такое сознание, как возникает психика, как рождаются мысли. Сейчас наблюдается всплеск интереса к нейронаукам, однако эта область не нова — ей около ста лет. Именно столетие назад начали появляться первые технологии, связанные с исследованием мозговой деятельности, стали проводить сложные операции на головном мозге. К примеру, электроэнцефалограмму (исследование, позволяющее регистрировать электрическую активность мозга — прим. сайта) можно было сделать еще в начале XX века.

– В каких областях работают специалисты по нейронаукам?
– В первую очередь, в науке и медицине. К примеру, сейчас существует тренд на долголетие и активную старость: люди стали жить дольше, и, даже выйдя на пенсию, они продолжают путешествовать, заниматься спортом. Но с возрастом проявляется все больше проблем, связанных с работой мозга — достаточно вспомнить печально известную и очень распространенную болезнь Альцгеймера. Чтобы пожилые люди могли жить счастливо, нужны новые решения в области нейробиологии.

Еще одна перспективная медицинская нейротехнология — транскраниальная магнитная стимуляция мозга. Этот метод можно использовать, допустим, для лечения больных с депрессивными расстройствами. Стимуляция способна убрать некоторые симптомы заболевания. Но этим возможности метода не ограничиваются, а многие из них еще только предстоит открыть.
Специалисты в нейронауках также занимаются предоперационным картированием. Хирургу, который планирует удалять опухоль, важно знать, что он не затронет какие-то жизненно-важные области мозга или зоны, связанные с важными функциями, например, с речью. Задень врач такой участок — человек может замолчать навсегда. Поэтому перед вмешательством при помощи стимуляции «прозванивают» области рядом с новообразованием, которое будут удалять, и хирургу предоставляют информацию, где нужно быть особенно осторожным.
Однако нейронауки находят свое применение не только в медицине, но и в менее «серьезных» областях — к примеру, в индустрии развлечений.

– Вы являетесь ведущим научным сотрудником Центра нейроэкономики и когнитивных исследований. А что такое нейроэкономика?
– Если вы загляните в учебник, вы можете найти два названия этого раздела науки: «нейроэкономика» и «нейробиология принятия решений». Соответственно, это раздел нейронауки, который изучает, как люди принимают решения. Разным наукам, в принципе, всегда было интересно понять, почему мы делаем тот или иной выбор: купил — не купил, полюбил — не полюбил, съел — не съел. Традиционно эти вопросы изучали экономика, психология и биология (в первую очередь нейробиология). Долгое время эти науки изучали процессы принятия решений независимо друга от друга — экономисты, психологи и биологи почти не общались и не обменивались своими идеями. Сейчас же существует огромный интерес к междисциплинарным исследованиям, психология, экономика и биология объединились, и родилась нейроэкономика.

– Нейроэкономика решает какие-нибудь практические задачи, или пока что это теоретическая специальность, которая лишь удовлетворяет наше любопытство?
– В нейроэкономике есть раздел, который называется «нейромаркетинг». Он занимается тем, что по активности мозга оценивает предпочтения людей, покупающих тот или иной товар или смотрящих рекламу. Это возможность заглянуть в голову потребителя, миновав набившие оскомину опросы, и получить объективные результаты. Сейчас ряд компаний прибегают к нейромаркетинговым исследованиям, чтобы улучшить свою продукцию. Проведением подобных экспериментов занимаются, к примеру, «НейроТренд» и «Нильсен». Мы также создаем небольшую лабораторию по нейромаркетингу, чтобы собственноручно протестировать все эти технологии.

– Какие специалисты в области нейронаук наиболее востребованы?
– Следует учитывать, что над большинством задач все же работает не один специалист, а команда. Над упомянутым мною «прозваниванием» или картированием мозга трудится группа, в которую входят биологи, инженеры, психологи, IT-специалисты. Последние занимаются обработкой данных. К примеру, в их обязанности входит вычисление точных координат участка, на который будет оказано воздействие магнитным полем.

Мне кажется, наиболее востребованы люди, пришедшие в нейронауки из психологии и биологии, в частности, нейробиологи, которые знают, как работает мозг. Именно они обычно стоят во главе проектов. Однако это отнюдь не означает, что другие профессионалы оказываются ненужными. Требуются IT-специалисты, физики, инженеры. Конечно, у этих людей могут быть пробелы в области биологии, и поэтому им желательно добрать недостающих знаний, например, на каких-то специализированных программах. Впрочем, у современных студентов астрономические возможности. Они могут прослушать лекции любого университета, просто зайдя в аудиторию другого факультета или найдя записи выступлений профессоров онлайн.

– Какое образование лучше получить школьнику, чтобы стать специалистом в нейронауках?
– Мне кажется, подростку нужно в первую очередь смотреть на то, что ему интересно, и прислушиваться к своей интуиции. Классический путь в нейронауки — это биологический и психологический факультеты. На мой взгляд, достойные программы по этим направлениям есть в СПбГУ, МГУ и НИУ Высшей школе экономики, а также в Томском и Новосибирском государственных университетах. Однако в нейронауки приходят и из технических специальностей — физики, IT. У физиков будет более глубокое понимание, как работают устройства, к примеру, вживленные в мозг электроды. А в нейроэкономику можно прийти, имея за плечами бакалавриат по экономике или менеджменту. Система бакалавриат-магистратура вполне позволяет студенту менять траекторию своего образования, поступив, например, к нам в магистратуру почти с любым первоначальным образованием. А вот отдельный факультет нейротехнологий — это скорее из области фантастики. Если нечто подобное и создадут, наверняка это будет некий междисциплинарный, межфакультетский проект, и на него будут приходить ребята из самых разных направлений.

Думаю, можно изучать естественные, социальные, технические науки, главное — как можно раньше устроиться в лабораторию, занимающуюся нейротехнологиями. Например, одна из наших лучших студенток пришла к нам в лабораторию, еще учась на программе «прикладная математика и информатика» в МГУ. Активные молодые люди, которым нравятся нейронауки, — ценные кадры для любой лаборатории.

– Как вы считаете, какое будущее ждет нейротехнологии?
– Думаю, нейротехнологии в области медицины продолжат развиваться. К примеру, парализованным людям нужен интерфейс «мозг — компьютер» (система для обмена информацией между мозгом и компьютером — прим. сайта), чтобы самостоятельно вставать с помощью экзоскелетов (внешних каркасов, повторяющих человеческие движения и восполняющих утраченные функции, например, способность ходить — прим. сайта). Полагаю, ничего невозможного в этом нет, ведь еще 10 лет назад различные «умные» протезы казались нам фантастикой, а сегодня это успешно реализуется.

Думаю, свершится большой прорыв в создании инвазивных интерфейсов — плат, которые вживляют непосредственно в мозг. В первую очередь, эту технологию будут применять для терапии различных заболеваний, однако теоретически ее же можно использовать и в виртуальных играх. Правда, пока неясно, нужны ли такие дополнительные возможности здоровым людям.
Также продолжат улучшаться различные приборы для исследования мозга: томографы, магнитоэнцефалографы. Будут возникать и новые методы стимуляции головного мозга.

– Какие компетенции должны быть у специалиста по нейронаукам?
– Такому специалисту нужно постараться быть открытым и дружелюбным. Ему предстоит работать в команде плечом к плечу с другими людьми. Каждый из них будет со своими особенностями, но все они — ценные специалисты. Умение наладить отношения с любым сотрудником — полезное качество.

– Может ли школьник на практике познакомиться с нейронауками, чтобы убедиться, что его интерес не поверхностный?
– Сейчас существует много открытых проектов, где школьники могут ближе познакомиться с интересующими их дисциплинами. К примеру, школы юных специалистов различных направлений, в том числе психологов, биологов, экономистов. Такие школы есть в МГУ, существуют и различные университеты детей, например, у Политехнического музея. НИУ Высшая школа экономики является стратегическим партнером этого университета детей, поэтому мы начали проводить занятия по нейронаукам и технологиям для старших школьников. Это своего рода вызов — нужно донести сложную тему до еще не искушенного слушателя так, чтобы он ее понял. Впрочем, у меня подобный успешный опыт уже есть — я читал лекцию в университете детей. Мне нужно было рассказать, как мозг принимает решения, и я делал это в игровой форме: каждый ребенок был нейроном, и решения мы принимали все вместе. В конце концов, можно поступить в специализированный класс в лицее, такой класс открылся, например, в этом году в НИУ ВШЭ по направлению «психология».

– Что вы могли бы посоветовать почитать и посмотреть подросткам, которые хотят больше узнать о нейронауках?
– Сейчас огромное количество книжек по исследованиям мозга. Я бы порекомендовал подросткам почитать Даниэля Канемана «Думай медленно… Решай быстро», Криса Фрита «Мозг и душа», а также «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости» нашего замечательного отечественного автора Аси Казанцевой.

Интернет — просто кладезь уникальной информации. Мне кажется, если подросток захочет прослушать курс по нейроэкономике, он без труда найдет, к примеру, мои старые лекции, которые я читал несколько назад. Также могу посоветовать онлайн-выступления Михаила Лебедева, Александра Каплана, Алексея Осадчего. Это потрясающие лекторы, а записи их выступлений можно найти на youtube.