Вячеслав Уточкин. Об игровой индустрии и месте виртуальной реальности в ней

Директор образовательных программ по игровой индустрии Высшей школы бизнес-информатики НИУ ВШЭ

– Что представляет собой игровая индустрия?
– В современном мире игровая индустрия является одним из наиболее крупных сегментов индустрии развлечений. Объем рынка игр по итогам прошлого года составил более $100 млрд. И он продолжает расти.
Основной объем доходов приходится на мобильные игры, на втором месте компьютерные игры, далее игры на игровых приставках и портативных консолях. Не стоит забывать и про околоигровые сегменты рынка, к примеру киберспорт и доходы от игрового видео-контента. А последние годы мы видим активное развитие игр в виртуальной реальности.

– Какие специалисты работают в игровой индустрии?
– Есть два основных направления, в которых можно развиваться в игровой индустрии — «инди» (независимая разработка) и работа в крупной игровой компании. При этом надо понимать, что работа в компании также делится на  разработку и оперирование. На этапе разработки проектируют и реализуют игровой функционал, создают контент и прорабатывают все технические, геймдизайнерские и другие аспекты игры. Цель этого этапа — создать продукт, готовый к эксплуатации.
Оперирование — это запуск и поддержка успешного функционирования игры на рынке. Это может быть как купленная по лицензии игра внешних разработчиков, так и продукт собственной разработки. Цель оператора — зарабатывать деньги.
В разработке участвуют «технари» — бекенд-программисты, фронтенд-программисты и так далее. Художники — моделлеры (специалисты, работающие с 3D-моделями — прим. сайта), иллюстраторы, дизайнеры. «Идеологи» — геймдизайнеры, продюсеры, а также прочие специалисты, к примеру тестировщики, саунд дизайнеры. 
А вот как в некоторых крупных компаниях выглядит схема игрового оператора:


Исходник картинки

– Чем занимается Высшая школа бизнес-информатики?
– Высшая школа бизнес-информатики — это структурное подразделение дополнительного профессионального и бизнес-образования НИУ «Высшая школа экономики». В ВШБИ осуществляется подготовка высококвалифицированных специалистов в области управления информационными технологиями по образовательным программам различного уровня. Выпускники ВШБИ обладают знаниями законов экономики, понимают основные принципы управления компанией, персоналом, управления проектами и свободно ориентируются в стремительно развивающемся мире информационных технологий.
В 2014 году на базе Высшей школы бизнес-информатики мы запустили на тот момент первую в России образовательную программу профессиональной подготовки для геймдизайнеров и менеджеров игровых проектов. Программе уже четыре года, учениками стали более 150 человек, большинство из которых сегодня успешно работают в игровых компаниях России или создают свои собственные проекты. Мы расширили количество программ (и даже запустили дистанционный курс), регулярно вносим изменения в учебные планы исходя из меняющихся потребностей рынка, выходим на рынок дистанционного образования, чтобы люди из регионов также могли воспользоваться возможностью получить образование в этой интересной сфере деятельности, где глаза горят, и работа приносит исключительное удовольствие.

– Кто ваши слушатели?
– Поскольку мы предлагаем дополнительное образование, которое длится восемь месяцев, наши слушатели уже имеют высшее образование или являются студентами старших курсов бакалавриата. Я бы сказал, что порядка 60% учащихся у нас людей — «технари», и 40% — гуманитарии. В основном это люди в возрасте 22–35 лет.

– Что изучают будущие специалисты игровой индустрии?
– Чтобы слушатели могли создать игровой продукт, мы изучаем технические основы разработки, игровую логику, продуктовую документацию, психологию игрока, игровые механики, проектирование интерфейсов в играх, монетизацию, прототипирование. Чтобы все это работало, необходимо понимание того, как управлять командой в игровой индустрии и как построить процессы проектного управления, — под это также выделены отдельные дисциплины. Дальше слушателям надо запускать свой продукт, поэтому мы детально разбираем все доступные инструмента маркетинга игр, включая те, которые могут использовать инди-разработчики и которые не требуют многомиллионных бюджетов. Изучаем авторское и договорное право применительно к игровой индустрии, работаем с контролем качества разработки и запуска игровых проектов, с локализацией, с комьюнити и технической поддержкой.

– Как происходит разработка игрового продукта?
– У нас на потоке 30–40 человек. Они часто разбиваются на команды в рамках работы над созданием и запуском игры, распределяют обязанности. Одни работают в должности геймдизайнеров, другие при наличии соответствующих навыков — программистами, третьи занимаются оперированием. Дизайн и звук часто заказывают на аутсорсе. Впрочем, у нас бывали случаи, когда человек делал всю игру самостоятельно.

– Игры ваших слушателей где-то продаются?
– Конечно. После того, как игра готова, ее создатели запускают продажу в игровых магазинах — Арр Store, Google Play, Steam, Fibrum. Познакомиться с играми наших слушателей можно у нас на сайте в разделе «Проекты выпускников».

– Почему вы решили работать в игровой индустрии?
– До 2010 года я работал в банке начальником информационно-аналитического отдела и хорошо зарабатывал. Но когда я сидел на работе и смотрел на часы, у меня в голове проносилась мысль: «Пять вечера, осталось еще целых два часа». Никакой радости и удовольствия от работы не было. Мне хотелось изменить свою жизнь, чтобы, глядя на часы в пятницу вечером, думать «Пять вечера, осталось всего два часа (а хочется, чтобы было еще часиков 10)! Ну, ничего, есть, к счастью, выходные поработать в свое удовольствие». И я решил пойти и попробовать свои силы в игровой индустрии, поскольку с юности люблю игры.
Я подал резюме на младшего гейм-дизайнера в компанию IT-territory. Прошел, однако зарплата там была в четыре раза меньше той, что я получал на тот момент. Пока я думал, вакансию закрыли, а мне — предложили попробовать себя в качестве продюсера оперирования: как раз тогда брали на оперирование игру про финансы и бизнес, а я был из банка. Так началась моя карьера в игровой индустрии.
Первые пару лет я запускал и оперировал браузерные игры. Позже стал продюсером известной MMORPG Perfect World. Потом работал над Armored Warfare: Проект Армата
На тот момент образование в сфере геймдева было в зачаточном состоянии, а я помнил, насколько тяжело было в первый год работы. Когда такое образование было нужно как воздух. Поэтому в 2014 году вместе с моим другом, Константином Сахновым, мы создали образовательную программу «Менеджмент игровых проектов». Запуск программы стал возможен благодаря стремлению Высшей школы бизнес-информатики НИУ ВШЭ развивать образование в новых для отечественного рынка направлениях. В нашей работе мы видим историческую преемственность, так как Директор ВШБИ НИУ ВШЭ Олейник Александр Иванович был моим преподавателем и принимал у меня диплом, еще когда я сам заканчивал университет. Благодаря Александру Ивановичу и появились образовательные программы по игровой индустрии в ВШБИ.

– Вы упомянули о появлении нового направления в игровой индустрии — игр в виртуальной реальности. Какие у него перспективы?
– По оценке исследовательского агентства Superdata рынок игр в виртуальной реальности в 2017 году составил $306 млн, а к 2021 году ожидается десятикратный рост. Этому будет способствовать снижение веса и цены оборудования для погружения в виртуальную реальность, избавление от проводов, улучшение трекинга и разрешения экрана. Появятся killer apps (игры, ради которых люди будут готовы покупать и устанавливать дома это недешевое оборудование). Процесс внедрения виртуальной реальности в массы активно продвигается со стороны крупнейших мировых IT-гигантов, государство поддерживает развития инновационных технологий, ведется активная работа со стороны стартаперов, которые верят в технологию и развивают ее.

– Ваши слушатели создают игры для виртуальной реальности?
– Да. Например, один наш выпускник разработал игру SACRALITH: The Archer`s Tale — лучший симулятор лучника, который я знаю. Она даже вышла в финал премии White Nights Game Industry Awards. Другой слушатель несколько лет назад защитил свой выпускной проект для мобильной виртуальной реальности Hitch VR. А сейчас одна из наших слушательниц является менеджером визуальной новеллы в  виртуальной реальности «Guard of Wonderland VR».

– Где, помимо Высшей школы бизнес-информатики, можно научиться создавать игры для виртуальной реальности?
– В Школе дизайна НИУ ВШЭ есть бакалавриат по гейм-дизайну в виртуальной реальности. Также активно развивается образование в сфере виртуальной реальности в игровой индустрии в Дальневосточном федеральном университете.

– Может ли специалист, разрабатывавший обычные игры, заняться созданием игр в виртуальной реальности?
– Может, но ему все-таки придется дополнительно изучать и учитывать технологии, с которыми он собирается работать. К примеру, базовые принципы геймдизайна едины как для игр в виртуальной реальности, так и для игр на других платформах. Но есть ряд нюансов. В виртуальной реальности существуют контроллеры с обратной связью, которые игрок держит в руках. Например, он кого-то ударяет в виртуальной реальности мечом и чувствует вибрацию на контроллере. Эту обратную связь нужно учитывать, а ее возможности — использовать в гейм-дизайне. Стоит помнить и то, что в виртуальной реальности игрока может укачать, и задача геймдизайнера минимизировать это дело. Как минимизировать и риски травмирования игрока и оборудования в процессе игры. Например, в виртуальной реальности игрок уронил предмет, нагибается его поднять, а в руке держит контроллер, который в виртуальной реальности воспринимает как свою руку. Он ее тянет к полу и просто ударяет контроллером об пол, ломая его. Хороший геймдизайнер предусмотрит такую возможность и сделает так, чтобы, к примеру, объекты на полу при попытке их поднять мягко приближались навстречу игроку, минимизируя риск резкого наклонения к полу за выроненным пистолетом.
Возьмем специалиста по проектированию интерфейсов (специалиста UX/UI). Для него также будет много общего в виртуальной реальности и в обычных играх. Но, к примеру, в обычных играх-шутерах («стрелялках») количество патронов и количество жизней, как правило, указывают внизу или вверху экрана. Однако, если в виртуальной реальности сделать аналогично, человек заработает косоглазие. Нужно понимать, что патроны лучше отобразить, к примеру, на самом пистолете.
Сейчас мы готовим специальную дистанционную образовательную программу «Основы разработки проектов в виртуальной реальности», которая поможет появлению большего числа специалистов по работе с виртуальной реальностью в нашей стране и будет способствовать развитию этого рынка.

– Сколько получают специалисты в игровой индустрии?
– Средняя заработная плата в игровой индустрии в СНГ составляет $1400. Но  то сильно зависит как от региона, так и от должности. Подробнее о том, какие зарплаты у каких специалистов, в том числе, и работающих с виртуальной реальностью, можно узнать из масштабного опроса специалистов игровой индустрии из СНГ о заработных платах.

– С какими трудностями сталкиваются специалисты в игровой индустрии?
– В эту индустрию сложно попасть, так как все ищут людей с опытом работы. Кроме того, стоит учитывать, что игры — это рискованный бизнес. В день на рынок может выйти до тысячи игр. Шанс, что из них выделится именно ваш проект, — невелик. Но нужно стараться делать качественный продукт, наладить эффективное оперирование, и есть все шансы.

– Существуют ли кружки, которые позволят старшекласснику почувствовать себя в роли программиста?
– Я рекомендую походить на курсы Codabra. Они учат детей программировать и создавать компьютерные игры.

– Что вы посоветуете почитать или посмотреть старшекласснику, который хочет больше узнать о игровой индустрии и работе в ней?
– Мы сделали подборку книг, фильмов, подкастов, групп в социальных сетях и прочих ресурсов, которые могут пригодиться начинающему разработчику игр. Также желательно изучить игровые движки либо Unity, либо Unreal, и научиться основам работы с ними.